История

Глава 1

Исторический обзор образования и развития института за период 1942-1997 гг.

      В трудные годы Великой Отечественной войны с немецко-фашистскими захватчиками правительство в целях восстановления химической промышленности и дальнейшего ее развития приняло решение об организации Научно-исследовательского института химического машиностроения.
В соответствии с этим решением приказом Наркома Минометного Вооружения (НКМВ) СССР П.И. Паршина от 18 августа 1942 года НИИхиммаш был организован в г. Свердловске (пос. Нижнеисетск) на базе существовавших до войны и прекративших свою деятельность институтов Гипрохимбуммаш (бывший Гипроазотмаш) и ЭКИхиммаш. Строящийся завод «Уралхиммаш» должен был стать производственной базой создаваемого института.
 
Директором НИИхиммаша назначили ветерана киевского завода «Большевик», бывшего начальника Центральной лаборатории Ефима Исаевича Гольдмана, главным инженером (по совместительству) — Николая Антоновича Доллежаля, работавшего в это время главным инженером завода «Уралхиммаш».
 
Был разработан и в октябре 1942 г. приказом НКМВ за 63у118 утвержден Устав НИИхиммаша, согласно которому на институт возлагались следующие задачи:
 
«а) конструирование и испытание новых видов и типов химических машин и аппаратов;
 
б) модернизация химических машин и аппаратов… с целью повышения их производительности, экономичности и автоматизации в работе;
 
в) разработка технических условий и специфических элементов технологии производства химических машин и аппаратов, повышающих качество изделий и производительность труда;
 
г) разработка проектов стандартов, а также создание ведомственных нормалей как на целые машины и аппараты, так и на отдельные их конструктивные узлы;
 
д) изучение опыта союзной и иностранной техники и внедрение его в практику машиностроительных заводов;
 
е) содействие изобретательству в области создания более совершенных типов химических машин и аппаратов;
 
ж) повышение научной квалификации сотрудников института, организация подготовки аспирантов».
 
Н.А. Доллежаль вспоминает: «Свердловский научно-исследовательский институт химического машиностроения формально начал свое существование с августа 1942 года… Занимало новое учреждение одну избу в Нижнеисетске. А больше пока и не требовалось. Все дела наши состояли в написании и рассылке запросов в поисках сотрудников тех институтов, преемниками которых мы являлись… Вихрь войны разметал их персонал по белу свету. Часть людей оказалась на фронте. Другие — на военных заводах. Третьи — вообще неизвестно где… Но пока не было персонала, существовали мы исключительно на бумаге» (Здесь и далее воспоминания Н.А. Доллежаля цитируются по его книге «У истоков рукотворного мира: записки конструктора» — М.; Знание, 1989).
 
Между тем, руководство института размышляло над тем, каким ему быть. Ясно было одно — «институту не следовало быть на базе «Уралхиммаша» — завода строящегося, поглощенного собственными проблемами, еще не способного поспешествовать развитию науки… К тому же, — отмечал Николай Антонович, — возведение института на пустом месте не обещало реальной отдачи от него в обозримое время».
 
С этими мыслями Н.А. Доллежаль в начале февраля 1943 г. поехал в Москву. Ему не составило большого труда убедить наркома П.И. Паршина в том, что на Урале, вдали от основных научных центров, без надежной производственной базы и близких перспектив на ее укрепление институт не сможет в скором времени стать на ноги и выполнять возложенную на него роль.
 
Результаты поездки Николая Антоновича в наркомат не замедлили сказаться — 21 февраля 1943 г. вышел приказ Народного Комиссара Минометного Вооружения СССР П.И. Паршина за 41 об организации Московского филиала НИИхиммаша с размещением его в главном корпусе завода 846. Для организации филиала и постановки работы из Свердловска в Москву 10 апреля был командирован Н.А. Доллежаль, ставший затем заместителем директора и научным руководителем вновь организованного филиала. Директором Московского филиала был назначен Г.С. Малыхин.
 
Организационное построение научно-технических подразделений (в соответствии с утвержденным Уставом) началось с апреля 1943 г. Первым 15 апреля был организован отдел технико-экономических исследований (ОТЭИ); во главе его стал кандидат экономических наук Яков Лазаревич Фельдман. В задачи отдела входило обоснование и определение путей развития восстанавливаемой отрасли химического машиностроения, определение номенклатуры выпускаемой продукции и специализации предприятий, подлежащих восстановлению в западных районах страны.
 
Приказом от 28 апреля организован Информационно-издательский отдел — ИИО (руководитель Самуил Моисеевич Тиновицкий), а 31 мая — Лабораторный отдел. Этот отдел состоял вначале из весьма небольших по численности звеньев (2 — 4 человека), которые впоследствии должны были вырасти и превратиться в полнокровные специализированные подразделения. Начальником и научным руководителем Лабораторного отдела был назначен уже тогда известный ученый, профессор Сергей Николаевич Семихатов.
 
Подразделения, организуемые научным руководителем филиала, отвечали насущным задачам как текущего военного времени, так и далекой перспективе. Этому способствовал огромный опыт конструкторской, научной, производственной и организационной деятельности, накопленный Николаем Антоновичем до войны.
 
В составе Лабораторного отдела в период с мая по август 1943 г. организованы лаборатории: реакторных аппаратов (научный руководитель С.Н. Семихатов), резания металлов (руководитель Иван Алексеевич Васин), аппаратуры глубокого холода (научный руководитель Рувим Менделевич Бухель), разделения газов (научный руководитель Всеволод Борисович Николаев), центрифуг (научный руководитель Василий Иванович Соколов), узлов и деталей (научный руководитель Иван Сергеевич Пыхтарев), а также бюро специальных компрессорных машин — бюро «А» (начальник Аврум Гершкович Шехтман).
 
В августе 1943 г. Совет Народных Комиссаров СССР принял решение о переводе НИИхиммаша из Свердловска в Москву. В соответствии с этим решением Нарком П.И. Паршин 16 сентября издал приказ 303. Директором и научным руководителем назначен профессор Н.А. Доллежаль, его заместителем по научно-технической части (главным инженером) В.Б. Николаев и заместителем по общим вопросам (с 1 октября 1943 г.) Николай Семенович Тарасов.
 
В Свердловске вместо НИИхиммаша был организован его филиал, начавший свою деятельность с 1 октября 1943 г. Директором Свердловского филиала до августа 1950 г. оставался Е.И. Гольдман.
 
В состав института вошла Центральная научно-исследовательская лаборатория Металлохимзащиты (ЦНИЛ МХЗ), завод 846 (известный до войны под названием завод «Арматура», ныне — ЭЗХМ) и НИИ-1 (небольшое КБ, занимающееся огнеметами).
 
НИИхиммаш занимал помещение (несколько комнат на верхнем этаже) в четырехэтажном кирпичном корпусе завода 846 на Панской улице (ныне ул. Б.Новодмитровская). В тот период завод изготовлял детали для мин, корпуса снарядов, взрыватели к ним, огнеметы и другую военную продукцию. Заводское КБ занималось разработкой и усовершенствованием огнеметов.
 
В 1943 г. НИИхиммаш выполнял оборонные заказы и продолжал рассылать запросы и вызовы (теперь уже в Москву) на бывших сотрудников Гипрохимбуммаша, ЭКИхиммаша, а также инженеров-конструкторов завода «Большевик», которые по тем или иным причинам оказались на Урале. Постепенно они начали прибывать в Москву. К концу 1943 г. численный состав НИИхиммаша достиг 71 человека.
 
После перевода НИИхиммаша в Москву отделы и лаборатории бывшего Московского филиала автоматически стали подразделениями института. Структура его продолжала расширяться за счет образования новых научно-технических подразделений.
 
В сентябре 1943 г. организованы лаборатория холодильных машин (начальник Арон Моисеевич Дезент) и специальное КБ (начальник М.П. Сергеев). Михаил Петрович в 1942 г. приказом наркома НКМВ был направлен на завод 846 для работы по выпуску для Красной Армии специального вида вооружения по его изобретению. На заводе он работал главным конструктором, затем начальником Технического отдела. Специальным видом вооружения являлся Ранцевый огнемет Клюева-Сергеева РОКС-2. Клюев был конструктором завода 846, который вместе с М.П. Сергеевым работал над созданием огнемета.
 
В октябре 1943 г. на базе бывшего ЦНИЛ МХЗ организован Коррозионный отдел под руководством Якова Федоровича Берната. С самого начала своей деятельности отдел проводил работы, направленные на защиту металлов от коррозии, разработку и исследование новых коррозионно-стойких металлических и неметаллических материалов для оборудования вновь создаваемых производств, а также стандартизацию методов испытания материалов на общую коррозию.
 
Вторая половина 1943 года. Идет жестокая кровавая битва за Сталинград. Страна напрягает огромные усилия для борьбы с врагом. И вполне естественно, что в институте в это время и несколько позже возникают новые секретные подразделения с кодовыми названиями — они нацелены работать на грядущую победу.
 
В период ноября-декабря организованы: два специальных конструкторских бюро — КБ «А», которое занималось высоковакуумными установками (начальник Александр Александрович Лащинский) и КБ «Б», которое занималось кислородно-зарядными станциями для ВВС Красной Армии (начальник Борис Михайлович Рыжов); лаборатория теплохимической аппаратуры (научный руководитель Борис Васильевич Флоринский, работавший до войны главным инженером ЭКИхиммаша, а в последнее время — научным руководителем лаборатории теплохимической аппаратуры в Свердловском НИИхиммаше); Конструкторский отдел 1 (начальник и научный руководитель Борис Николаевич Борисоглебский, возглавлявший до войны КБ фильтров на заводе «Большевик», затем научный руководитель лаборатории фильтров в Свердловском НИИхиммаше); лаборатория компрессорных машин (научный руководитель О.Н. Секунова). Ольгу Николаевну Секунову Н.А. Доллежаль знал еще по совместной работе в Гипроазотмаше, он называл ее «конструктор божьей милостью». С сентября 1942 г. О.Н. Секунова работала начальником лаборатории компрессорных машин в Свердловском НИИхиммаше, затем перевелась в Московский НИИхиммаш на ту же должность. В ноябре 1945 г. откомандирована в Ленинград, временно в распоряжение треста «Ленгазаппаратуры», впредь до организации Ленинградского филиала НИИхиммаша; в декабре 1946 г. переведена в Ленфилиал на старую должность — заведующей лабораторией компрессорных машин.
 
С 1944 г. в НИИхиммаше действует научно-технический совет (НТС) — совещательный орган во главе с директором, именовавшийся при его организации Ученым советом. В первый состав Ученого совета вошли: Н.А. Доллежаль (председатель), Д.К. Андреев, Я.Ф. Бернат, Б.Н. Борисоглебский, С.Я. Герш, А.М. Дезент, В.А. Зайцев, З.Б. Канторович, В.Б. Николаев, В.А. Румянцев, В.И. Соколов, О.Н. Секунова, С.Н. Семихатов, Б.В. Флоринский, Я.Л. Фельдман и Г.Ф. Яковенко (приказ по институту 24 от 5 февраля 1944 г.). Первым ученым секретарем Совета был Николай Андреевич Витке (с 29 мая 1944 г.; упоминается в этой должности также 26 сентября 1945 г.).
 
В 1944-45 гг. продолжалось организационное расширение структуры института.
 
В январе 1944 г. организован Конструкторский отдел 2, который возглавил В.А. Румянцев, прибывший в НИИхиммаш из института «Азот» (г. Черчик) в порядке перевода. Виктор Александрович уже в те годы был крупным специалистом в области компрессорной техники. Вот только один штрих: за успешную работу по ликвидации аварии на заводе 172 Народного Комиссариата Вооружения (НКВ) с турбокомпрессором фирмы «Броун-Бовери» В.А. Румянцев приказом Наркома Д.Ф. Устинова от 10 июля 1944 г. был премирован двухмесячным окладом.
 
В феврале, кроме Свердловского филиала, у института появился Харьковский филиал (директор Иван Семенович Ермаков, главный инженер Филипп Николаевич Шахов).
 
В июне организована лаборатория машин для резиновой промышленности, которую возглавил Павел Антонович Деленс, ранее работавший начальником КБ резинообрабатывающего оборудования на заводе «Большевик». Несколько позже он защитил диссертацию и получил степень кандидата технических наук.
 
В сентябре организовано специальное бюро и лаборатория «Д» (начальник и научный руководитель Георгий Михайлович Хрущов, перешедший в институт из НИИ-6).
 
Приказом НКМВ от 5 октября 1944 г. директор института Н.А. Доллежаль назначен по совместительству директором завода 846.
 
В начале 1945 г. руководство НКМВ направило заместителя директора института В.Б. Николаева в длительную командировку в США в качестве инспектора Правительственной закупочной комиссии. Вместо него приказом наркома от 24 января 1945 г. заместителем директора по научно-технической части (главным инженером) института назначен Николай Александрович Алексеев, работавший до этого в НКМВ. За выполнение правительственного задания по боеприпасам заместитель директора института В.Б. Николаев в апреле 1945 г. награжден орденом «Трудового Красного Знамени».
 
В феврале 1945 г. в составе Лабораторного отдела организована специальная лаборатория «Е» под руководством Михаила Владимировича Шавловича.
 
В соответствии с приказом Заместителя Наркома Минометного Вооружения СССР от 2 марта 1945 г. НИИхиммашу передана лаборатория поршневых компрессоров ВИГМа, а 7 мая организован отдел автоматики и приводов во главе с Виктором Валентиновичем Вазингером, бывшим руководителем лаборатории поршневых компрессоров ВИГМа.
 
Первая крупная реорганизация в структуре института произошла в марте 1945 г., когда на базе Лабораторного отдела было создано 6 самостоятельных отделов: 1) Отдел тепло-химической аппаратуры (отдел ТХА) под руководством профессора С.Н. Семихатова; 2) Отдел аппаратуры для обработки жидких тел (отдел ОЖТ) под руководством Б.Н. Борисоглебского; 3) Отдел аппаратуры для обработки твердых тел (отдел ОТТ) под руководством П.А . Деленса; 4) Отдел компрессорных машин под руководством В.А. Румянцева; 5) Отдел холодильных машин под руководством доцента А.М. Дезента (А.М. Дезент в составе группы специалистов НИИхиммаша в конце 1945 г. был командирован в Германию для сбора технических архивов предприятий химического машиностроения; находясь в командировке, он погиб в автомобильной аварии); 6) Отдел специальных машин (начальник и научный руководитель этого отдела А.А. Лащинский за выполнение спецзадания правительства награжден в 1945 году орденом «Трудового Красного Знамени»; в сентябре 1945 г. он перешел на работу во ВНИИкиммаш Главкислорода, а через год — в Ленфилиал НИИхиммаша).
 
Организован также Объединенный конструкторский отдел завода 846 и НИИхиммаша (руководитель М.П. Сергеев).
 
30 марта организован металлургический отдел под руководством канд. технических наук Давида Осиповича Славина, а 15 октября — отдел металлопокрытий под руководством кандидата химических наук Петра Павловича Беляева.
 
Для разработки методических вопросов проведения научно-исследовательских работ в области химического машиностроения приказом 220 от 15 октября 1945 г. решено организовать Теоретический отдел во главе с доктором технических наук профессором Борисом Вениаминовичем Канторовичем (по совместительству). Есть основания полагать, что этот приказ не был выполнен, так как Теоретический отдел организован несколько позже (см. ниже п. 1.2).
 
За два с лишним года своего существования (1943-1945) НИИхиммаш вырос в крупную научно-исследовательскую и конструкторскую организацию. Численный состав его в 1945 г., по сравнению с 1943 г., возрос более чем в 4,5 раза, и составил 324 человека. Действовали 11 лабораторий; закончено проектное оформление еще на 9 лабораторий, в том числе на лабораторию фильтров.
 
В военные годы институт выполнял работы для оборонной промышленности, по восстановлению разрушенных войной предприятий химической промышленности и их последующей реконструкции.
 
Старейший отдел института ОТЭИ уже в 1944 г. сделал первый сводный анализ деятельности предприятий химического машиностроения. В этом документе содержались рекомендации о путях развития и размещения предприятий, их специализации в разрезе конкретной групповой и типоразмерной номенклатуры химического оборудования, а также предложения по структуре выпускаемых изделий.
 
В первоочередные задачи конструкторских подразделений института входило восстановление утраченной технической документации, разработка параметрических рядов машин и аппаратов, подлежащих освоению, создание новых прогрессивных конструкций.
 
Основным направлением работ отдела ОТТ в этот период было создание вальцов, каландров, смесителей, вулканизаторов, измельчителей.
 
В отделе ТХА велись конструкторские и исследовательские работы, проводились промышленные испытания установок. Из проведенных в те годы работ наиболее важными можно назвать проекты выпарных станций, вакуум-испарительной станции, создание теории и проведение экспериментальных исследований тепловых насосов-инжекторов.
 
Отдел металлопокрытий (П.П. Беляев), Коррозионный отдел (К.А. Поляков), КБ-1 (А.А. Лащинский), гальванический цех (В.М. Семин) и другие службы завода 846 провели реконструкцию и золочение звезд Московского Кремля.
 
Активный участник этой работы канд. технических наук Клавдия Николаевна Харламова вспоминает: «В 1937 г. Кремлевские звезды были позолочены предприятием «Металлохимзащита». Технологический процесс состоял из двух основных операций: сначала полированные медные детали гальваническим способом покрывались серебром, а затем золотом. Такое комбинированное покрытие оказалось малокоррозионностойким — оно через короткий промежуток времени покрылось фиолетово-коричневой пленкой (сульфиды серебра) и потеряло декоративный вид. Исследования, проведенные в нашем институте, показали, что золотое покрытие без подслоя серебра оказалось более коррозионностойким. В 1945 г. НИИхиммашу совместно с заводом 846 (ныне ЭЗН) было поручено произвести золочение звезд без подслоя серебра. Завод по чертежам КБ-1 изготовил из меди новые детали обрамления звезд. После полировки и химической обработки золочение их производили в гальванических ваннах с цианистым электролитом. В качестве анодов использовалось рулонное золото (чистоты 99,999) толщиной 0,8-1,0 мм. Золотое покрытие толщиной 50 мкм осаждали в несколько приемов: после наращивания покрытия толщиной 10 мкм детали полировали специальными полировальниками-кровавиками, смачивая поверхность золота пивом. Затем, после химической обработки, на детали снова осаждали слой золота толщиной 10 мкм. Гальванический цех работал непрерывно в три смены в течение трех месяцев. Работой по золочению руководили: доктор технических наук профессор Николай Тихонович Кудрявцев — старший научный сотрудник Отдела металлопокрытий, Владимир Михайлович Семин — начальник гальванического цеха, и Михаил Ильич Морхов — начальник лаборатории гальваностегии Отдела металлопокрытий. За эту работу руководители награждены денежными премиями, а основные исполнители отмечены благодарностями коменданта Московского Кремля».
 
В течение 1944-1945 гг. институтом было проработано около 150 типоразмеров конструкций машин и аппаратов, из которых только по 50 позициям сохранилась старая техническая документация. В остальных случаях были внесены те или иные конструкторские изменения или конструкторская документация была разработана заново. В 1945 г. в институте выполнено 38 тем.
 
НИИхиммаш своими работами в этот период в значительной степени облегчил заводам химического машиностроения работу по восстановлению и дальнейшему развитию производства химического оборудования.
 
Со дня образования в августе 1942 г. до мая 1946 г. институт назывался «Научно-исследовательский институт химического машиностроения — НИИхиммаш».
 
С 1942 г. в связи с неоднократными реорганизациями в управлении промышленностью и строительством менялась подчиненность НИИхиммаша. С момента образования и до перевода в Москву в августе 1943 г. институт находился в ведении Главного управления химического, насосного, компрессорного и бумагоделательного машиностроения (Главхиммаша). С переводом института в Москву институт перешел в непосредственное подчинение НКМВ СССР (до февраля 1946 г.).
     В 1946-1965 гг., как и в предыдущие годы, институт находился на подъеме, чему способствовало и само состояние духа в победившей стране. В 1946 г. возвращались демобилизованные химмашевцы. У НИИхиммаша, кроме Свердловского и Харьковского, в мае 1946 г. появился Ленинградский филиал (директор Николай Николаевич Беляев, главный инженер Владимир Иванович Столяров), в апреле 1948 г. — Иркутский филиал (директор В.С. Елисеев), в марте 1959 г. — Пензенский филиал (директор С.И. Чистяков), в апреле 1960 г. — Северодонецкий филиал (директор И.В. Каминский), в мае 1965 г. — Дзержинский филиал (директор А.А. Вагин). От промышленности поступало немало заказов. В стране шло восстановление и перепрофилирование старых, а также строительство новых химических заводов, для которых требовалась разработка и освоение нового более производительного оборудования. Институт, как и его филиалы, был вовлечен в эту работу, которая полностью была выполнена в рассматриваемый период.
 
В первую послевоенную пятилетку (1946-1950 гг.) перед отечественным химическим машиностроением встали задачи окончательного восстановления и развития действующих предприятий по производству оборудования для химической промышленности, освоение новых видов высокопроизводительных машин и аппаратов, расширение производственной базы в восточных районах страны, совершенствование организационных форм деятельности предприятий, развитие работ по типизации, нормализации и унификации оборудования.
 
Решая эти задачи, НИИхиммаш совместно с заводами химического машиностроения создал большое количество машин и аппаратов, которые легли в основу создания принципиально новых химико-технологических процессов. Было разработано все основное оборудование для процессов радиационной химии, разделения природных газов и извлечения из них ценных для народного хозяйства компонентов, освоены новые технологические процессы.
 
В годы пятой пятилетки (1951-1955 гг.) институт принимал участие в решении важнейших проблем народного хозяйства: расширении сырьевой базы для получения синтетического каучука и получения продуктов органического синтеза, создании оборудования для производства различных биопрепаратов и трансплантатов, повышении качества сельскохозяйственных удобрений, улучшении качества красителей и механизации основных технологических процессов в анилиновой и лакокрасочной промышленности, развитии целлюлозной и гидролизной промышленности, глубокого обогащения углей, интенсификации существующих и организации новых производств химической технологии. Работы института в этом направлении обеспечили качественный рост химического машиностроения и повышение его общего технического уровня.
 
В последующие трехлетие (1956-1958 гг.) и семилетие (1959-1965 гг.) научно-исследовательские и конструкторские работы института были направлены на обеспечение предприятий по производству химических продуктов и синтетических материалов высокопроизводительным, экономичным и надежным оборудованием, на полное удовлетворение непрерывно возрастающей потребности народного хозяйства в увеличении производства химической промышленности, а также потребностей сельского хозяйства в минеральных удобрениях и химических средствах борьбы с сорняками, болезнями и вредителями растений и животных. Майский (1958 г.) Пленум ЦК КПСС утвердил обширную программу ускоренного развития химической промышленности, наметив увеличение выпуска ее продукции в 1959-1965 гг. примерно в 3 раза.
 
Для обеспечения выполнения стоящих перед НИИхиммашем задач в течение этого периода производились существенные изменения структуры, организации работ, руководящего состава института и его подразделений.
 
В начале 1946 г. из рядов Советской Армии демобилизовался Илья Ильич Саламатов. Приказом НКМВ от 5 февраля он был назначен заместителем директора по научно-технической части (главным инженером) НИИхиммаша. Этим же приказом заместителя директора Н.А. Алексеев от занимаемой должности в институте освобожден.
 
В апреле 1947 г. В.Б. Николаев после длительной загранкомандировки и полугодичной работы заместителем начальника отдела в Министерстве Машиностроения и Приборостроения (ММиП) СССР возвратился в НИИхиммаш и был назначен первым заместителем директора института.
 
В марте 1949 г. в институте введена должность заместителя директора по кадрам, на которую назначен Николай Иосифович Самусев. В июле 1950 г. его сменил на этой должности Яков Павлович Черепанов, в феврале 1952 — Иван Петрович Колесников. В связи с ликвидацией должности заместителя директора института по кадрам И.П. Колесников в августе 1955 г. переведен на должность начальника Экспериментально-доводочной мастерской (в апреле 1957 г. при реорганизации института уволен). На введенную новую должность помощника директора по режиму и кадрам в феврале 1960 г. назначен Василий Федорович Сабаев (1960-1978) (здесь и далее в скобках после фамилии работника указываются годы его работы на данной должности).
 
В декабре 1949 г. вместо Н.С. Тарасова заместителем директора по общим вопросам стал Николай Алексеевич Стрекалов (до мая 1960).
 
Приказом НКМВ от 15 марта 1953 г. инженер-экономист завода 768 Второго Главного Управления Василий Дмитриевич Перемыщев переведен в НИИхиммаш для работы начальником планового отдела института. После перевода его в НИКИЭТ на его место в июле 1953 г. назначен Валерий Николаевич Попов. На этой должности он оставался до апреля 1959 г.
 
Приказом Министра Машиностроения СССР 375 от 22 июня 1953 г. на базе отдела 9 с привлечением сотрудников некоторых других отделов создан Научно-Исследовательский и конструкторский институт энергетической техники (НИКИЭТ) во главе с Н.А. Доллежалем. Вновь образованный институт поступил в ведение Министерства среднего машиностроения СССР. Новое руководство НИИхиммаша возглавил В.Б. Николаев, его заместителем по научно-технической части стал И.И. Саламатов, который в ноябре 1953 г. утвержден первым заместителем директора.
 
Расширение тематики, необходимость решения новых задач, которые Министерство ставило перед институтом, потребовали введения дополнительных должностей заместителей директора по научно-технической части. В октябре 1953 г. заместителем директора назначен Виктор Александрович Румянцев (1953-1957), в июле 1955 г. — Юрий Мстиславович Виноградов (1955-1976) и в июле 1960 г. — Николай Михайлович Самсонов (1960-1978).
 
В.А. Румянцев, в связи с переходом на преподавательскую работу доцентом МВТУ им. Баумана, в августе 1957 г. освобожден от должности заместителя директора института.
 
В связи с переходом на работу в Государственный Комитет Совета Министров СССР по Автоматизации и Машиностроению, В.Б. Николаев 17 июня 1959 г. освобожден от обязанностей директора института. Временное исполнение обязанностей директора возложено на И.И. Саламатова (утвержден 4 января 1960 г.).
 
В мае 1960 г. заместитель директора по общим вопросам Н.А. Стрекалов ушел на пенсию; на его место назначен Петр Вячеславович Худашов (1960-1969).
 
Продолжала расширяться и совершенствоваться структура института, происходили кадровые изменения и перестановки. В институт прибывали новые высококвалифицированные специалисты, а также молодые специалисты из вузов.
 
После гибели А.М. Дезента Отделы компрессорных машин и холодильных машин в 1946 г. объединили в один Отдел компрессорных и холодильных машин (с 1949 г. — отдел 3) под руководством В.А. Румянцева. При этом лаборатория «Д» отошла в отдел автоматики (с 1949 г. — отдел 6).
 
В феврале 1946 г. организован Отдел стандартизации и нормализации (отдел СиН), его начальником назначен Наум Яковлевич Гольдфарб. В июне образована лаборатория по перемешиванию жидких тел (заведующий — кандидат технических наук Григорий Митрофанович Клюев), которая затем вошла в состав отдела ОЖТ. В июле организован Отдел промышленных испытаний (отдел ПИ), который возглавил кандидат технических наук Константин Иванович Яковлев, пришедший в институт из треста Энергочермет.
 
«Структурная схема НИИхиммаша и Завода экспериментального химического машиностроения по состоянию на 1 сентября 1946 г.», подписанная главным инженером НИИхиммаша И.И. Саламатовым и главным инженером Завода экспериментального химического машиностроения М.Д. Мазо, выглядела следующим образом (структурные подразделения завода здесь не приводятся). Директор института и завода экспериментального химического машиностроения; ему непосредственно подчинены: завод, Ленинградский, Свердловский и Харьковский филиалы института, заместитель директора по научно-исследовательской работе (он же главный инженер), заместитель директора по административно-хозяйственной части, Научно-технический совет, плановый отдел, бухгалтерия, отдел кадров, секретная часть, спецотдел, управление делами; в подчинении главного инженера института находились: Отдел теплохимической аппаратуры, Отдел обработки жидких тел, Отдел обработки твердых тел, Отдел металлопокрытий, Металлургический отдел, Коррозионный отдел, Отдел спецмашин, Конструкторский отдел, Технологический отдел, Отдел стандартизации, Отдел технико-экономических исследований, Отдел компрессорных и холодильных машин, Отдел автоматики, Отдел промышленных испытаний, Информационно-издательский отдел, Отдел главного механика, Отдел капитального строительства; в ведении заместителя директора по административно-хозяйственной части находились: Отдел снабжения, Административно-хозяйственный отдел, транспортная группа, юридическое бюро.
 
Точная дата организации Технологического отдела (с 1949 по 1962 гг. — отд. 7) не установлена. По состоянию на 1 сентября 1946 г. отдел уже существовал, но еще не имел в своем составе структурных подразделений. С декабря 1946 г. главным технологом, а затем и начальником отдела работал Дмитрий Васильевич Быков. В должности начальника отдела 7 он находился до мая 1955 г., когда Главхиммаш перевел его на другую работу.
 
Приказ 220 от 15 октября 1945 г. об организации Теоретического отдела, видимо, не был реализован, так как в структуре института по состоянию на 1 сентября 1946 г. такой отдел не значится. 3 января 1947 года Н.А. Доллежаль издал приказ 4, согласно которому (с теми же обоснованиями, что и в приказе 220) предписывалось организовать Теоретический отдел во главе с Александром Константиновичем Скрябиным (математик, окончил физмат МГУ им. Ломоносова, кандидат технических наук с 1944, доктор технических наук с 1956 г.). В 1949 г. отделу присвоен 8. В 1951 г. А.К. Скрябин награжден орденом «Трудового Красного Знамени» за долголетнюю научно-исследовательскую и педагогическую работу. В должности начальника отдела 8 А.К. Скрябин работал до ликвидации отдела в мае 1953 г.
 
За честную и добросовестную работу в течение 20 лет в области создания и развития советского химического машиностроения Министр ММиП СССР П.И. Паршин приказом 419 от 6 ноября 1947 г. объявил благодарность и выдал денежные премии в размере месячного оклада каждому из следующих работников НИИхиммаша: Саламатову И.И. — заместителю директора института по научно-технической части; Борисоглебскому Б.Н. — начальнику отдела оборудования для обработки жидких тел; Флоринскому Б.В. — начальнику тепловой лаборатории Конструкторского отдела; Сергееву М.П. — начальнику Конструкторского отдела; Балашову В.Т. — заместителю начальника Конструкторского отдела.
 
По сообщению газеты «Трудовая доблесть» ( 15 от 17 мая 1948 г.), «в 1947 г. институт разработал 117 тем и закончил из них 68».
 
В институте под председательством директора продолжал работать Научно-технический совет. Согласно положению о НТС НИИхиммаша, утвержденному в 1948 г. Министром Машиностроения и приборостроения СССР, его основные задачи следующие:
1. Рассмотрение и обсуждение направления научно-исследовательской деятельности института, утверждение планов научно-исследовательских и конструкторских работ.
2. Научный анализ и оценка научно-исследовательских работ.
3. Рассмотрение новых комплексных наиболее актуальных научно-исследовательских проблем химического машиностроения.
4. Рассмотрение диссертационных работ.
 
В состав НТС входили секции: а) тепловой химической аппаратуры, б) обработки жидких систем, в) обработки твердых и пластических тел, г) компрессоров, д) холодильных машин, е) металлов, ж) коррозии, з) металлопокрытий, и) технологии машиностроения. В 40-е и 50-е годы секции НТС возглавляли выдающиеся советские ученые и инженеры: академик Н.Т. Гудцов, член-корреспондент АН СССР профессор И.И. Артоболевский, доктора технических наук, профессоры: С.Я. Герш, К.Ф. Грачев, Н.М. Жаворонков, Н.Т. Кудрявцев, В.Н. Махов, С.Н. Семихатов, В.И. Соколов, И.П. Усюкин, профессор С.И. Щепкин, кандидаты технических наук А.В. Горяинова, Г.М. Клюев, Г.М. Юсова, кандидат химических наук П.П. Беляев и многие другие. Учеными секретарями НТС в рассматриваемый период работали: Николай Андреевич Витке (май 1944 — сентябрь 1945), Григорий Митрофанович Клюев (1946-1948), Иосиф Матвеевич Найдич (сентябрь 1948 — ноябрь 1950), Галина Михайловна Юсова (ноябрь 1950 — ноябрь 1953), Августа Васильевна Горяинова (ноябрь 1953 — март 1960), Николай Григорьевич Столяров (март 1960 — декабрь 1960), Владимир Михайлович Семин (декабрь 1960 — июнь 1962), Галина Михайловна Юсова (июнь 1962 — июнь 1967). Аспирантура в НИИхиммаше организована в 1945 г. За три года в аспирантуру принято 35 человек, большая часть — без отрыва от производства. Приказом Министра ММиП от 12 мая 1947 г. аспирантами НИИхиммаша утверждены 7 человек с отрывом от производства (в том числе А.В. Горяинова, Н.В. Химченко) и 17 человек без отрыва от производства, в их числе И.И. Саламатов, М.Д. Мазо, Н.Н. Беляев и В.И. Столяров (Ленинград), И.С. Ермаков (Харьков), практически все руководители отделов и некоторых лабораторий: М.П. Сергеев, П.А. Деленс, В.А. Румянцев, Б.Н. Борисоглебский, Д.В. Быков, В.М. Семин, П.И. Алещенков, Б.В. Флоринский, В.К. Поспелов, Г.В. Асланов, Р.В. Бальшин, С.И. Шапиро. Начальником учебной части на рубеже 40-х — 50-х годов работал Алексей Тимофеевич Аргунов.
 
В 1949 г. научно-производственные подразделения института получили цифровое обозначение, заменившее употребление наименований отделов и лабораторий в документации, отражающей их деятельность. Однако в утвержденных структурах и штатных расписаниях института указывается как цифровое, так и полное наименование подразделений: 2 — отдел ТХА; 3 — Компрессорный отдел; 4 — отдел ОЖТ; 5 — отдел ОТТ; 6 — отдел автоматики и приводов; 7 — Технологический отдел; 8 — Теоретический отдел; 9 — Конструкторский отдел; 10 отдел спецмашин; 11 — Металлургический отдел; 12 — Коррозионный отдел; 13 — Отдел покрытий. Отделы ОТЭИ, ИИО, СиН и некоторые другие в тот период еще не имели номеров, а нумерация лабораторий не была связана с номером отдела.
 
В мае 1949 г. в ведение института перешло Специальное конструкторское бюро 2 (СКБ-2) Управления специального машиностроения 1 ММиП СССР, организованное 1 сентября 1948 г. Начальником СКБ-2 был Константин Иванович Соломатин, главным конструктором — Сергей Иванович Новиков. Приказом Министра ММиП СССР от 23 января 1952 г. начальником СКБ-2 был назначен заместитель директора института И.И. Саламатов. Впоследствии СКБ-2 было преобразовано в отдел 14. В составе СКБ-2 поступил в институт Иван Иванович Румянцев, который вначале работал инженером-конструктором, старшим инженером (1949), затем исполняющим обязанности начальника КБ (1950), а с сентября 1955 до мая 1965 г. — начальником отдела 14 и главным конструктором.
 
В октябре 1951 г. в институте организован Отдел перспективного планирования научно-исследовательских и конструкторских работ в химическом машиностроении. Начальник отдела (по совместительству) — профессор Сергей Иванович Щепкин, возглавлявший в 30-е годы институт ЭКИхиммаш, с 1944 г. — постоянный научный консультант НИИхиммаша, заместитель директора и заведующий Кафедрой теплохимических процессов и аппаратов МИХМа. В штатном расписании института на 1953 г. этот отдел уже не значится.
 
В целях лучшей организации разработки приборов автоматики, а также улучшения ремонта и эксплуатации приборного хозяйства института в мае 1952 г. решено было объединить отделы 6 и 10, а также Кабинет приборов института в один отдел под общим названием отдела «Контрольно-измерительных приборов и приборов автоматики» и впредь именовать его отделом 6. Начальником отдела 6 назначен бывший начальник отдела 10 А.А. Грязнов. Бывший начальник отдела 6 В.В. Вазингер переведен в отдел 9 на должность руководителя группы.
 
После образования в 1953 г. института НИКИЭТ и перевода туда значительного числа ведущих специалистов отдела 9, в том числе и его руководителя, отдел, хотя и существенно обескровленный, продолжал работать. Вместо М.П. Сергеева начальником отдела 9 в сентябре 1953 г. назначен ведущий конструктор отдела 2 Андрей Романович Коновалов.
 
По состоянию на август 1953 г. численность института составляла 764 человека.
В 1955 г. организован новый отдел 10, которому поручено выполнять работы, связанные с ракетной техникой, а также некоторые другие работы. Исполняющим обязанности начальника отдела в апреле 1955 г. назначен бывший исполняющий обязанности начальника отдела 5 Георгий Михайлович Афанасьев.
 
В 1955 г. работы по холодильным машинам переданы специализированному институту ВНИИхолодмаш, с которым отдел 3 поддерживал творческий контакт в течение длительного времени. С этого года отдел 3 стал называться Отдел компрессоростроения.
 
В октябре 1956 г. на базе расформированного СКБ искусственной кожи и части сотрудников отдела 2 организован Отдел химического аппаратостроения 15. Руководителем отдела назначен начальник КБ отдела 13 Николай Иванович Новожилов.
 
В апреле 1959 г. организован Технический отдел института под руководством Алексея Васильевича Плейкина, а в мае в составе отдела образована группа по работам Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ) и научно-технического сотрудничества с зарубежными странами.
 
В соответствии с приказом Государственного Комитета Совета Министров СССР по автоматизации и машиностроению 349 от 25 августа 1960 г. отдел 13 НИИхиммаша, занимавшийся разработкой оборудования для химической и электрохимической обработки металлов, передан в ведение ВНИИметмаша. Позднее ВНИИметмашу были переданы документы отдела 13 (275 отчетов по темам за 1949-1961 гг. и конструкторская документация).
 
Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР 795 от 3 июля 1960 г. на НИИхиммаш возложены функции головного института в области создания нового химического оборудования для нужд химической промышленности.
 
В соответствии с решением задач, поставленных XXI съездом КПСС, Июньским (1959 г.) и Июльским (1960 г.) Пленумами ЦК КПСС по ускорению темпов технического прогресса, улучшению работы отраслевых институтов, ликвидации ненужного параллелизма, сокращения сроков выполнения научно-исследовательских и конструкторских работ и внедрения их в производство, на основании поручения Совета Министров СССР приказом Государственного Комитета Совета Министров СССР по автоматизации и машиностроению 300 от 23 июля 1960 г. НИИхиммаш утвержден головным институтом по отрасли химического машиностроения и компрессоростроения.
 
До конца 60-х годов Компрессорный отдел института был головной организацией в области отечественного компрессоростроения: координировал планы компрессорных заводов, направлял техническую политику, следил за технико-экономическими показателями выпускаемого оборудования, согласовывал технические условия на компрессорные машины, осуществлял работы в области стандартизации, выпускал каталоги на компрессорные машины. С 1969 г. функции головной организации в области компрессоростроения перешли ко вновь организованному институту ВНИИкомпрессормаш. Однако по разработкам мембранных компрессоров НИИхиммаш остался головной организацией.
 
В связи с изменениями в тематике и объеме работ института его структура постепенно изменялась.
В целях внедрения пластмасс в химическое машиностроение и замены ими цветных и дефицитных металлов, во исполнение Постановления Совета Министров СССР 133 от 10 февраля 1959 г. и решения НТС института от 12 января 1960 г. приказом 247 от 4 марта 1960 г. создан специализированный Отдел по разработке химической аппаратуры из пластмасс и углеграфитовых материалов, а также с применением защитных покрытий (отдел 16). Начальником отдела назначен начальник лаборатории 55 отдела 9 Алексей Андреевич Грязнов.
 
В соответствии с новой структурой института, согласно которой Металлургический и Технологический отделы должны быть объединены в одно структурное подразделение, приказом 37 от 05февраля 1962 г. отделы 7 и 11 ликвидированы, а на их базе образован новый Отдел технологии химического машиностроения 8 в количестве 53 человек. Исполяющим обязанности начальника нового отдела назначен начальник котельно-штамповочной лаборатории 53 отдела 7 кандидат технических наук Борис Николаевич Шевелкин.
 
В феврале 1962 г. из состава отдела 2 выведена лаборатория 22 (с конструкторским бюро), которую подчинили непосредственно дирекции института. Начальником лаборатории 22 назначен С.Н. Семихатов с сохранением за ним должности начальника отдела 2.
 
В августе 1963 г. на базе лаборатории 22 создан Отдел оборудования для сушки химических продуктов 7. Начальником отдела назначен начальник КБ 2 отдела 9 Александр Андреевич Корягин.
 
В январе 1964 г. на базе Патентного бюро Технического отдела образован Патентный отдел, его начальником назначен Александр Николаевич Гончаров (в октябре 1965 г. он ушел на пенсию).
 
В июне 1964 г. организован Отдел специализации заводов химического машиностроения, преобразованный через полгода в Отдел технической экспертизы (ОТЭ) во главе с Юрием Петровичем Найдичом.
 
В июне 1964 г. на базе лаборатории 26 и КБ фильтров отдела 4 образован самостоятельный Отдел фильтров 2. Приказом 53 от 08 июня 1964 г. кандидат технических наук Борис Николаевич Борисоглебский назначен начальником отдела 2, а кандидат технических наук Дмитрий Евсеевич Шкоропад — начальником отдела 4.
 
В июле 1964 г. Отдел технологии химического машиностроения 8 и Коррозионный отдел 12 были ликвидированы, а на их базе образован Отдел материаловедения и химического сопротивления материалов 8. Начальником нового отдела 8 назначен руководитель лаборатории 39 кандидат технических наук Александр Леопольдович Белинкий.
 
В это же время организован Отдел прочности и износоустойчивости узлов и деталей 11. Он создан на базе Лаборатории прочности 54 отдела 15 и Лаборатории трения и износа 50 отдела 12. Начальником отдела 11 назначен кандидат технических наук Иван Васильевич Васильев.
 
В ноябре 1964 г. организован Отдел моделирования с вычислительной станцией (отд. 17). В апреле 1965 г. начальником отдела назначен начальник лаборатории 171 кандидат технических наук Иван Георгиевич Беспалов.
 
В ноябре 1964 г. создан Отдел оборудования комплексных химико-технологических линий. Исполняющим обязанности руководителя отдела назначен бывший начальник лаборатории 25 отдела 4 кандидат технических наук Леонид Михайлович Полещук. В феврале 1965 г. он был переведен на должность начальника лаборатории 132, а руководство отделом возложено на Михаила Давидовича Мазо. При организации отдела ему присвоен 13; впоследствии отдел 13 преобразован в Сектор химико-технологических линий (СХТЛ).
 
В 1960 г. в составе Отдела 10 создана Лаборатория ультразвука и вибротехники под руководством кандидата технических наук Виктора Мироновича Фридмана. В 1964 г. она выделилась в самостоятельное подразделение под названием «Лаборатория применения ультразвука и вибротехники в химическом машиностроении» (лаборатория 25). Впоследствии лаборатория преобразована в Отдел 15 с несколько иным названием.
 
В декабре 1964 г. в качестве самостоятельного структурного подразделения, выделившегося из отдела 9, организована Лаборатория экстракционного оборудования (лабаборатория 26) под руководством кандидата технических наук Михаила Яковлевича Солнцева.
 
На основании приказа Госхимнефтемаша от 08 января 1965 г. в январе на базе Бюро СЭВ и научно-технического сотрудничества Технического отдела образован Отдел по экономическому и научно-техническому сотрудничеству со странами-членами СЭВ и экспортно-импортной работе; начальником отдела назначен Виктор Васильевич Ваялкин.
 
В соответствии с приказом Главхимнефтемаша 12 от 09 января 1965 г. в институте в сентябре 1965 г. создан Отдел технологичности конструкций химического машиностроения (отдел 18) под руководством Леонида Васильевича Косорукова.
 
Во исполнение Постановления Совета Министров СССР от 13 февраля 1965 г. «О создании системы экспериментального комплекса по медико-биологическому обеспечению космических полетов» в институте в апреле 1965 г. на базе отдела 10 организовано Специальное опытное конструкторское бюро (СОКБ). Главным конструктором и научным руководителем СОКБ назначен заместитель директора кандидат технических наук Николай Михайлович Самсонов; бывший начальник отдела 10 Николай Сергеевич Фарафонов назначен заместителем Главного конструктора — заместителем начальника СОКБ.
В ноябре 1965 г. Отдел материаловедения и химического сопротивления материалов 8 ликвидирован. На его базе организованы два самостоятельных подразделения — Отдел материаловедения 8 (его руководителем остался А.Л. Белинкий) и Отдел химической стойкости материалов 12, руководителем которого назначен Василий Дмитриевич Шипилов.
 
С мая 1946 г. по март 1952 г. институт именовался: «Всесоюзный научно-исследовательский институт химического машиностроения — НИИхиммаш». Завод 846 — «Экспериментальный завод химического машиностроения» — Главхиммаша.
 
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 февраля 1946 г. НКМВ СССР был преобразован в Народный Комиссариат машиностроения и приборостроения, переименованный в соответствии с законом Верховного Совета СССР от 15 марта 1946 г. в Министерство машиностроения и приборостроения (ММиП) СССР. Приказом ММиП СССР 80 от 17 мая 1946 г. институт перешел в ведение Главхиммаша.
 
С марта 1952 г. по март 1993 г. — «Всесоюзный научно-исследовательский и конструкторский институт химического машиностроения — НИИхиммаш».
 
В связи с реорганизацией Министерства машиностроения и приборостроения СССР и образованием Министерства машиностроения СССР по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 5 марта 1953 г. институт вошел в его ведение.
 
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1954 г. было вновь образовано Министерство машиностроения и приборостроения СССР путем разукрупнения Министерства машиностроения на три общесоюзных министерства. Институт вновь перешел в ведение Министерства машиностроения и приборостроения СССР в системе Главного управления химического машиностроения.
 
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 января 1956 г. на базе предприятий Министерства машиностроения и приборостроения СССР образованы Министерство приборостроения и средств автоматизации СССР и Министерство машиностроения СССР, в ведение которого перешел институт с непосредственным подчинением Главхиммашу.
 
Постановлением Совета Министров СССР 799 от 5 июля 1957 г. в соответствии с законом «О дальнейшем совершенствовании организации управления промышленностью и строительством» институт перешел в ведение Госплана СССР в системе Главного управления научно-исследовательских и проектных организаций при Госплане СССР (ГлавНИИпроект).
 
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 февраля 1959 г. был образован Государственный Комитет Совета Министров СССР по автоматизации и машиностроению. В соответствии с Постановлением Совета Министров СССР 632 от 11 июня 1959 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 июня 1959 г. НИИхиммаш с филиалом в г.Ленинграде, Экспериментальным заводом в г.Москве перешел в ведение Государственного Комитета Совета Министров СССР по автоматизации и машиностроению.
 
Постановлением Совета Министров СССР 397 от 30 марта 1963 г. «Об образовании государственных комитетов по отраслям машиностроения, приборостроения и средствам автоматизации» было образовано шесть отраслевых госкомитетов при Госплане СССР, в том числе Государственный комитет химического и нефтеперерабатывающего машиностроения, которому стал подчинен НИИхиммаш (приказ Государственного Комитета по автоматизации и машиностроению при Госплане СССР 155 от 10 апреля 1963 г.
 
Постановлением Совета Министров СССР 742 от 5 июля 1963 г. Государственный комитет химического и нефтеперерататывающего машиностроения при Госплане СССР переименован в Государственный Комитет химического и нефтяного машиностроения при Госплане СССР (приказ Государственного Комитета химического и нефтяного машиностроения при Госплане СССР 11 от 8 июля 1963 г.).
 
Постановлением Совета Министров СССР от 26 октября 1965 г. создано Министерство химического и нефтяного машиностроения. В соответствии с последующими Постановлениями Совета Министров СССР 1083 от 17 декабря 1965 г. и 1127 от 28 декабря 1965 г. НИИхиммаш с Дзержинским, Иркутским, Северодонецким филиалами и Экспериментальным заводом химического машиностроения перешли в ведение вновь созданного министерства с подчинением Главному управлению химического машиностроения — Главхиммашу (приказ МХНМ СССР 109 от 31 декабря 1965 г.).
В IV квартале 1965 г. численность института составляла 1736 человек.

Глава 2

Создание отечественного химического оборудования

     Фильтры для жидкостей в нашей стране начали изготавливать еще до революции. Фильтр-прессы, мешочные фильтры, нутч- и друк-фильтры изготовляли главным образом Сумские машиностроительные мастерские (теперь Сумское АО «НПО им. М.В. Фрунзе») и машиностроительный завод в Киеве (до 1992 г. — завод «Большевик»). Однако масштабы производства их были незначительные. Для оснащения сахарных заводов барабанные и листовые фильтры покупались за рубежом. В период гражданской войны и интервенции отечественные заводы почти прекратили производство химической и сахарной аппаратуры. С 1927 г. Сумский машзавод им. Фрунзе стал систематически изготовлять мешочные фильтры, фильтрпрессы, нутч- и друк-фильтры, конструкции которых начали совершенствоваться. В 1930 г. был организован Государственный научно-исследовательский институт химического машиностроения (ГНИИХМ), получивший впоследствии наименование Экспериментально-конструкторского института химического машиностроения (ЭКИхиммаш; технический руководитель профессор Сергей Иванович Щепкин), в который входил специализированный сектор по проектированию аппаратов для обработки жидких неоднородных систем. Здесь впервые в СССР были разработаны современные, по тому уровню техники, конструкции фильтров непрерывного действия: барабанных, дисковых и тарельчатых, а также первых горизонтальных центрифуг и сверхцентрифуг. В 1932 г. в институте впервые были организованы исследовательские лаборатории по процессам химической технологии и в их числе лаборатория фильтрации. В 1935 г. институт был переведен в Харьков. С 1934 г. ведущая роль в развитии фильтростроения перешла от ГНИИХМа к киевскому заводу «Большевик». В 1936 г. на заводе была организована экспериментальная лаборатория фильтров, которая стала заниматься изучением процессов фильтрования, исследованиями по выбору фильтров. Было на заводе и Конструкторское бюро фильтров. Были созданы барабанные вакуум-фильтры поверхностью 40 м2 для сахарной промышленности, внутренние вакуум-фильтры поверхностью 25 м2 для горно-обогатительного комбината, коррозионностойкие барабанные вакуум-фильтры поверхностью 15 м2 для промывки целлюлозы и другие. В 1939 г. были выпущены первые стандарты: ОСТ 23023-39 на дисковые вакуум-фильтры, включающий 8 типоразмеров, и ОСТ 23024-39 на барабанные вакуум-фильтры, включающий 10 типоразмеров. Благодаря успехам завода в развитии фильтростроения с 1935 г. импорт этого оборудования был прекращен. К началу 1941 г. завод «Большевик» выпускал 26 типоразмеров фильтров непрерывного действия. В начале Великой Отечественной войны завод «Большевик» был эвакуирован на Урал в г. Свердловск, где послужил базой для строительства завода Уралхиммаш, в специализацию которого впоследствии вошло и ФО. Во время войны ФО не изготовлялось.
 
В четвертую (первую послевоенную) пятилетку (1946-1950) была организована производственная база фильтростроения на заводах Уралхиммаш (г. Свердловск) и «Прогресс» (г. Бердичев). Конструкторские бюро на этих заводах организованы в период 1947-1949 гг. КБ завода Уралхиммаш внесло свой вклад в развитие барабанных, тарельчатых и карусельных вакуум-фильтров. КБ завода «Прогресс» стало специализироваться на фильтр-прессах, листовых, патронных и дисковых фильтрах. Вместе с восстановлением и развитием производственной базы организовывались и развивались научно-исследовательские лаборатории и КБ фильтростроения.
 
Первой в 1945 г. была организована лаборатория фильтров в составе Конструкторского отдела 1 (отдел ОЖТ) НИИхиммаша под руководством Б.Н. Борисоглебского. Лаборатория разрабатывала экспериментальные установки для проведения изучения процессов фильтрования под вакуумом и под давлением, создавались методики для проведения исследований и расчетов промышленных фильтров. В начальный период (до 1946 г.) в лаборатории работали инженеры Л.С. Гришина, О.В. Ивановская, И.М. Корецкий, Ф.В. Якимович, старший научный сотрудник Н.В. Шпанов и другие.
 
В декабре 1948 г. Николай Викторович Шпанов — один из старейших работников довоенного ЭКИхиммаша — назначен начальником лаборатории фильтров (с 1949 г. — лаборатория 26). Тогда же в связи с передачей лаборатории фильтров тематики ликвидированной лаборатории перемешивания она стала называться лабораторией фильтров и мешалок. В отделе ОЖТ КБ фильтров, как специализированного подразделения, в это время еще не было. Всеми конструкторскими работами руководил непосредственно Б.Н. Борисоглебский. В его отсутствие (в 1946-49 гг. он был плотно загружен работой в «Гидросекторе»; см. ниже) конструированием фильтров руководил старший инженер Л.И. Гутман, работавший в отделе с июля 1947 по февраль 1952 г.
 
В четвертой пятилетке (1946-1950 гг.) в области фильтростроения впервые в СССР разработаны и освоены двойной масляный фильтр ФВ-2/1, лабораторные фильтры (барабанный, тарельчатый, дисковый и ленточный) поверхностью фильтрации 0,25 м2, гуммированый барабанный вакуум-фильтр Б-10-2,6/1,3Г, ленточный вакуум-фильтр Л-1,6-0,5/3,2, дисковый фильтр периодического действия под давлением ДФП-13. Проводилась модернизация конструкций барабанных и дисковых вакуум-фильтров всего размерного ряда. Детали основного типоразмера барабанного фильтра повторялись в шести производных типоразмерах, составляя в них от 64 до 78,5% общего количества деталей. Документация была доведена НИИхиммашем совместно с заводом «Уралхиммаш» до рабочих чертежей и передана в производство. В этот период в лабораторию фильтров пришли инженеры В.И. Берикул, Л.И. Гутман, В.И. Коновалова, В.И. Крылова и другие.
 
В годы пятой пятилетки (1951-1955 гг.) в области фильтростроения впервые в СССР создаются: многоступенчатый вакуум-фильтрационный агрегат для промывки сульфатной целлюлозы (руководитель темы Н.В. Шпанов), барабанный вакуум-фильтр для сульфатной целлюлозы (руководитель темы Б.Н. Борисоглебский), барабанный безъячейковый вакуум-фильтр Бб20-3,0/2,2, барабанные вакуум-фильтры Б40-3,0/4,4, Б100-4,0/8,0, Б100-3,0/10,6 для депарафинизации смазочных масел, фильтр для тонкой очистки воды производительностью 3 м3/ч (был применен на Обнинской АЭС), фильтры ФГТ-15, ФГТ-30 и ФГТ-60 для очистки горючего, фильтр-пресс 820х820 с чугунными рамами и плитами с гидравлической выгрузкой осадка и другие. Исполнителями были: Н.В. Шпанов, Т.В. Кобяшова, П.И. Комрин, Е.С. Михайлова, Е.И. Хомутова и другие.
 
Большие работы были проведены по стандартизации фильтров. В 1951 г. был выпущен ГОСТ на типы, основные размеры, параметры и технические условия на поставку фильтров. Новые ГОСТы регламентировали расширение размерных рядов. ГОСТ 574851 на барабанные фильтры устанавливал семь типоразмеров фильтров общего назначения; наибольшая поверхность была 40 м2. ГОСТ 5747-51 на дисковые фильтры устанавливал девять типоразмеров при двух диаметрах дисков — 1,8 и 2,5 м и наибольшей поверхностью 85 м2. В последующем эти ГОСТы систематически пересматривались, число размерных рядов и модификаций фильтров одного и того же типоразмера увеличилось. В 1953 г. был издан ГОСТ 383 -53, регламентировавший типы, основные размеры и технические условия на поставку 42-х типоразмеров фильтрпрессов с чугунными рамами двух толщин и четырех размеров в свету, с открытым и закрытым выходом фильтрата и с различными системами зажимов: ручным, гидравлическим и электромеханическим; в последующие годы этот ГОСТ пересматривался и улучшался. В 1955 г. выпущен первый каталог «Фильтры» (составители: Б.Н. Борисоглебский, Л.С. Гришина, Т.В. Кобяшова).
 
В июле 1959 г. при лаборатории 26 образовано КБ фильтров, его начальником назначен Вадим Петрович Абрамов, работавший в отделе 9 с июля 1951 г. инженером и в отделе 4 с августа 1952 г. — старшим инженером. КБ находилось в подчинении начальника лаборатории 26 Н.В. Шпанова. В это же время специализация по оборудованию для перемешивания жидкостей была передана Ленфилиалу НИИхиммаша.
 
В период 1956-1964 гг. (до образования в 1964 г. самостоятельного отдела фильтров 2) в области фильтростроения впервые в СССР создана многоступенчатая вакуум-фильтрационная установка для промывки полиэтилена УВФ5Т1-1,2/0,32П, карусельный вакуум-фильтр поверхностью 2 м2 для фосфогипса К2-2,6/1,5, фильтр для расплавленной серы поверхностью 6 м2, герметизированный барабанный вакуум-фильтр Б75-3,0/8 для депарафинизации смазочных масел, листовой вертикальный фильтр под давлением из титана поверхностью 130 м2 ЛВ-130Т для гидрометаллургии, впервые разработанный в СССР план-фильтр П-10-3,65/0,43, фильтр тарельчатый вертикальный под давлением с центробежным сбросом осадка ТВЦ-10 для осветления лаков, вакуум-фильтр с внутренней поверхностью фильтрации 40 м2 ВУ40-2,5 для производств минеральных удобрений, барабанный вакуум-фильтр герметизированный БГК-3-1,75/0,55 для производства диметилтерефталата и другие.
 
Находясь в должности заместителя главного конструктора института (с 1960 г), Б.Н. Борисоглебский подготовил диссертацию в форме доклада на соискание ученой степени кандидата технических наук по совокупности опубликованных работ на тему «Исследование работы и конструирование жидкостных промышленных фильтров» и защитил ее в 1962 г. В результате описанных в докладе исследований значительно расширены познания свойств и фильтрационных характеристик суспензий, систематизирована общая область применения фильтров, определены направления дальнейшего улучшения их типажа; разработан типовой метод исследований по фильтрации и выбору оптимальных типов фильтров; разработаны размерные ряды на основные типы фильтров.      В результате исследований элементов фильтров установлены нормативы давлений, скоростей, расходов, потерь, коэффициентов трения и т.д. и разработаны новые конструкции типовых элементов.

2.2. Центрифугальное и сепарационное оборудование

     Изготовление центрифуг в нашей стране началось еще до революции. Небольшое количество этих машин выпускал в Москве бывший завод Грачева. В 1896 г. в г. Сумы было заложено машиностроительное предприятие Бельгийского акционерного общества (АО) под наименованием «Сумские машиностроительные мастерские (анонимное общество)». По замыслу основателей, АО должно было заниматься изготовлением и ремонтом оборудования для сахарных заводов, шахт Донбасса, железных дорог. В 1900-1902 гг. начато освоение первых центрифуг для сахарных заводов. Это были простые машины, клепаной конструкции, с ручной выгрузкой осадка. Но их качество было неплохим. С 1912 г. изменяется название АО. Оно теперь стало называться: анонимное общество «Сумские машиностроительные заводы». В то время масштабы производства центрифуг в России были настолько незначительны, что практически вся основная потребность в центрифугах покрывалась за счет импорта. В период гражданской войны и иностранной интервенции предприятие, в основном, не работало, были разрушены и сожжены все ведущие цехи. К восстановлению завода приступили в начале 1922 г. После завершения восстановительных работ были введены в эксплуатацию заново переоборудованные литейный и механический цехи. В 1925 г. Сумский машзавод возобновил выпуск центрифуг и другого оборудования для сахарных заводов.
 
В начале 30-х годов Сумский машзавод им М.В. Фрунзе, входящий в систему Всесоюзного объединения химического и сахарного машиностроения (ВОСХИМ), несколько расширил производство подвесных центрифуг для сахарных заводов и приступил к изготовлению вертикальных центрифуг с верхней ручной выгрузкой осадка для химической и оборонной отраслей промышленности. В 1935 г. на этом заводе сдан в эксплуатацию первый в стране специализированный цех центрифуг. В этот же период начались конструкторские и исследовательские работы по созданию отечественных центрифуг. Эти работы велись вначале в Государственном научно-исследовательском институте химического машиностроения (ГНИИХМ), а затем были продолжены в Экспериментально-конструкторском институте химического машиностроения — ЭКИхиммаш (В 1934 г. ГНИИХМ преобразован в ЭКИхиммаш, который в январе 1936 г. перебазировался в г. Харьков). В предвоенные годы на заводе им. М.В. Фрунзе было освоено серийное производство до десяти типоразмеров центрифуг, в том числе подвесные, трехколонные со встроенным электродвигателем, вертикальные центрифуги с подпертым валом (с электрическим и гидравлическим приводами), а также сверхцентрифуга с ротором диаметром 105 мм. Велись также работы по освоению центрифуги непрерывного действия с инерционной выгрузкой осадка для обезвоживания угля и автоматической горизонтальной центрифуги с ротором диаметром 1800 мм; эти работы были прерваны войной. В первые послевоенные годы вместе с восстановлением Сумского завода было возобновлено и производство центрифуг. Проводимая в это же время реконструкция восстанавливаемых заводов химической и пищевой промышленности требовала от машиностроения поставки более совершенных конструкций центрифуг и в первую очередь машин непрерывного действия. Поэтому простое восстановление производства довоенных образцов машин не могло уже удовлетворить возросшие требования промышленности. Необходимы были неотложные меры по техническому перевооружению отечественного центрифугостроения. И такие меры были приняты — машзавод им. М.В. Фрунзе в 1946-1950 гг. был обеспечен новейшими станками, а в НИИхиммаше были созданы (1946 г.) лаборатория и КБ центрифугостроения. В 1948 г. лаборатория центрифуг была организована также в Харьковском филиале НИИхиммаша (с 1957 г. — УкрНИИхиммаш). С организацией этих звеньев исследовательские и конструкторские работы по развитию центрифуг в стране были поставлены на научную основу.
 
Отдел аппаратуры для обработки жидких тел ОЖТ (с 1949 г. — отдел 4) образован в мае 1945 г. на базе организованных в институте в 1943 г. лабораторий центрифуг и фильтров. Руководителями отдела работали: Борис Николаевич Борисоглебский (март 1945 — июнь 1960), кандидат технических наук Дмитрий Евсеевич Шкоропад (июль 1960 — июль 1987), доктор технических наук Игорь Авшнович Файнерман (с февраля 1988 по настоящее время). Б.Н. Борисоглебский в июне 1960 г. перешел на должность заместителя главного конструктора института; после защиты кандидатской диссертации (1962) и организации отдела фильтров 2 (июль 1964) Борис Николаевич на непродолжительное время возглавил этот отдел (см. п. 2.1). Д. Е. Шкоропад в июле 1987 г. перешел на должность ведущего научного ссотрудника, а после защиты докторской диссертации (ноябрь 1987) — на должность главного научного сотрудника; в январе 1991 г. ушел на пенсию. Заместители начальника отдела: Василий Иванович Соколов (февраль 1946 — сентябрь 1950), Николай Викторович Шпанов (сентябрь 1950 — июль 1953), Василий Афанасьевич Петренко (08.1953-07.1959), Николай Петрович Петров (июль 1950 — декабрь 1966), Владимир Александрович Рачицкий (июнь 1967 — сентябрь 1974), Валерий Викторович Вишняков (сентябрь 1974 — декабрь 1987), Роберт Алексеевич Ярославцев (февраль 1988 — ноябрь 1993).
 
По состоянию на 1 января 1946 г. отдел ОЖТ имел в своей структуре КБ и лабораторию центрифуг, а также лабораторию фильтрации (см. п. 2.1).
 
Лаборатория центрифуг организована 30 июля 1943 г. в составе Лабораторного отдела института. Начальником и научным руководителем лаборатории назначен кандидат технических наук Василий Иванович Соколов. При реорганизации института в марте 1945 г., когда на базе Лабораторного отдела создано шесть самостоятельных отделов, лаборатория центрифуг вошла в качестве структурного подразделения в отдел ОЖТ.
 
В период 1943-1945 гг. лаборатория проводила обследование центрифуг, подбор оптимальных режимов работы машин на промышленных предприятиях, занималась изучением процессов центрифугирования и разработкой основ теории этих процессов, подготовкой кадров. В техническом отчете за 1944 г. отмечалось: «За год существования лаборатории подготовлены собственные кадры в количестве 2-х инженеров; при лаборатории проходят стажировку 2 лаборанта». Проведено обоснование типов и размеров центрифуг, подлежащих производству. Большой вклад в решение этой задачи внесли начальник ОТЭИ кандидат экономических наук Я.Л. Фельдман и начальник лаборатории центрифуг кандидат технических наук В.И. Соколов. Их работа «Современные тенденции в центрифугостроении» (1945 г.) послужила основой для разработки в следующей пятилетке первой «Номенклатуры центрифуг». В этот период в лаборатории работали инженеры Е.М. Гребенников, Л.М. Мандрыко, Р.Я. Монес и другие.
 
В январе 1946 г. лабораторию центрифуг возглавил Георгий Моисеевич Векслер. Лаборатория была укомплектована набором лабораторных и полупромышленных центрифуг. Как и в предыдущие годы, лаборатория проводила теоретические и экспериментальные исследования, направленные на создание научных методов оценки работы центрифуг, а также обследование и испытание центрифуг в промышленности.
 
В октябре 1948 г. начальником лаборатории центрифуг (с 1949 г. — лаборатория 25) назначен (после окончания аспирантуры) Леонид Михайлович Полещук, а его предшественник, Г.М. Векслер, переведен в Конструкторский отдел (с 1949 г. — отдел 9).
 
В августе 1946 г. в отделе ОЖТ организовано КБ центрифуг, во главе которого стал Ошер Шмариевич Гушанский, работавший до войны на Сумском машзаводе им. Фрунзе в том же качестве.
С целью изучения мирового технического уровня ценрифугостроения лаборатория и КБ центрифуг совместно с Отделом промышленных испытаний (отдел ПИ) в период 1946-1950 гг. провели испытания ряда импортных центрифуг, работающих на отечественных промышленных предприятиях. В испытаниях принимали участие начальник лаборатории Г.М. Векслер, инженеры Р.Я. Монес, Е.С. Михайлова, Е.А. Вердеревская, А.А. Кошелева и от отдела ПИ старший научный сотрудник И.И. Яшнов.
 
На основании проведенного совместно с ОТЭИ в 1945 г. технико-экономического исследования и с учетом результатов промышленных испытаний и обследования импортных машин лаборатория и КБ центрифуг в 1947 г. (под руководством заместителя начальника отдела ОЖТ кандидата технических наук В.И. Соколова) разработали «Номенклатуру центрифуг общего назначения, принятых Главхиммашем к производству в 1948-1950 годах». Этот документ в апреле 1948 г. утвердил Министр Машиностроения и приборостроения СССР П.И. Паршин. «Номенклатура» включала 7 типов и 23 типоразмера машин. В соответствии с ней центрифуги разрабатывались в 4-й и 5-й пятилетках. Естественно, с течением времени в нее вносились необходимые коррективы. В частности, автоматические горизонтальные центрифуги с ножевой выгрузкой осадка (тип АГ) и фильтрующие горизонтальные центрифуги с пульсирующей выгрузкой осадка (тип НГП) в 1950 г. переданы в специализацию Харьковского филиала НИИхиммаша.
 
В первую послевоенную пятилетку (1946-1950 гг.) отделом впервые в СССР разработаны высокопроизводительные центрифуги, технические проекты которых переданы Сумскому машзаводу им. М.В. Фрунзе. Среди них: осадительные центрифуги непрерывного действия со шнековой выгрузкой осадка НОГШ-600 (ведущий исполнитель В.П. Минков), НОГШ-800 (ведущий исполнитель Е.С. Михайлова), фильтрующая центрифуга непрерывного действия с пульсирующей выгрузкой осадка НГП-800 (ведущий исполнитель В.Я. Сухина), трехколонная фильтрующая центрифуга периодического действия ТВ-600 (ведущий исполнитель Е.М. Гребенников). Кроме того, были разработаны усовершенствованные конструкции центрифуг АГ-1800 (ведущий исполнитель Е.С. Михайлова, исполнитель Д.Е. Шкоропад), сепарирующая СС-150 и осветляющая С-150 трубчатые сверхцентрифуги (ведущий исполнитель А.Д. Котромина), заменившие выпускавшиеся до войны Сумским машзаводом им. М.В. Фрунзе центрифуги, соответственно, АГ-3 и СЦ-100. В лабораторию и КБ центрифуг в этот период поступили инженеры М.М. Васильев, Е.А. Вердеревская, В.М. Грибков, Л.А. Добролюбова, С.Т. Кирвель, А.Д. Котромина, А.А. Кошелева, В.П. Минков, Е.С. Михайлова, В.Я. Сухина, А.И. Тимофеев, Д.Е. Шкоропад, И.И. Яшнов (в декабре 1949 г. перешел из отдела ПИ), техники Л.М. Тимофеева (Бычкова), П.М. Осипова, А. Соловова, лаборант З.В. Раевская и другие.
 
В 1947 г. для исследовательских целей разработана и изготовлена на Экспериментальном заводе (ЭЗ) лабораторная сверхцентрифуга, которая поступила на оснащение лаборатории центрифуг. По заказу других организаций ЭЗ в 1948 г. изготовил партию таких сверхцентрифуг (15 шт.). В этом же году ЭЗ изготовил оригинальную двухроторную (с коаксиальными роторами) осадительную центрифугу ЦНД-В, конструкция которой позволяла проводить внутри машины промывку осадка. Центрифуга предназначалась для одного из предприятий Минсредмаша СССР.
     С целью более широкого внедрения центробежных сепараторов в химическую и другие непищевые отрасли промышленности Приказом Министра Машиностроения СССР от 13 февраля 1954 г. 29 лаборатория центробежных сепараторов 14 НИИпродмаша в составе 35 человек во главе с ее руководителем Олегом Павловичом Новиковым с 1 марта 1954 г. переведена в НИИхиммаш, где она вошла в отдел 4 в качестве структурного подразделения, сохранив 14 (до 1963 г.). Вместе с О.П. Новиковым в отдел пришли: инженеры и старшие инженеры В.Ф. Антонов, Г.В. Арсеньева, Р.П. Богаевская, В.П. Веселов, Н.К. Данилова, В.М. Джинчарадзе, В.В. Корягина, В.Я. Зуйков, Г.К. Иванова, В.В. Илюшина, Н.П. Козлова, М.М. Королева, А.Н. Косарев, Т.И. Лундышева, Н.К. Новикова, М.Н. Рябов, Л.С. Спиридонова, Е.С. Шувалова и другие, механики П.Е. Гарнов, А.С. Гасилов и П.Г. Макеев.
 
В первые 4-5 лет своего пребывания в НИИхиммаше лаборатория 14 продолжала работы, начатые в НИИпродмаше по обслуживанию традиционных для этого института отраслей (пищевой, медицинской, витаминной), а также решала задачи там, где требовались малогабаритные сепараторы. Было выполнено много важных и интересных работ. Как правило, созданию машин предшествовали тщательные экспериментальные исследования. 
 
Это, в первую очередь, исследовательские работы в НИКФИ (позже — ГосНИИхимфотопроект) по разработке способа получения так называемых ядерных мелкозернистых фотоэмульсий с помощью сепараторов (авторское свидетельство Н.П. Козловой, О.П. Новикова, Л.С. Спиридоновой). Ядерные фотоэмульсии с размером зерен от 0,1 до 0,3 мкм предназначались для фиксации траектории полета различных ядерных частиц, вплоть до высокоскоростных электронов. По результатам НИР разработаны и изготовлены на ЭЗ сепараторы СБС-1 и СБС-2 (ведущий исполнитель Н.П. Козлова, в исследованиях участвовала Л.С. Спиридонова) с роторами из нержавеющей стали, позже замененной на сплавы титана (по ныне существующей индексации — сепараторы ООР-231Т-2 и ООР-251Т-2). В институте им. Н.Ф. Гамалея научные сотрудники В.М. Джинчарадзе и Е.С. Шувалова провели успешные исследования по выделению раковых вирусов из штамма с помощью сепараторов, чем было доказано вирусное происхождение рака. Для оснащения специализированных лабораторий медицинских институтов, занимающихся этой проблемой, разработан и изготавливался на ЭЗ высокоскоростной сепаратор СК-1 с цилиндрическими вставками (ведущий исполнитель Е.С. Шувалова). Работы, проведенные в области микробиологии для выделения вирусов и риккетсий, завершились созданием сепараторов СР, АЛС (ведущий исполнитель М.Н. Рябов) и сепаратора СЭС (ведущий исполнитель Н.И. Кобиков). Для бактериальных суспензий разработан сепаратор СБП (ведущий исполнитель А.М. Иванов), для осветления суспензий антибиотиков — сепаратор САП (ведущий исполнитель В.Я. Зуйков), для фракционирования форменных элементов человеческой крови сепаратор СЭЛ (ведущий исполнитель Г.К. Иванова, в исследованиях участвовала И.С. Корсакова), для выделения эритроцитов из лошадиной крови в производстве сывороток — сепаратор АС1Ж (ведущий исполнитель О.П. Новиков), для биологических сывороток — сепаратор АСМ со сменной гильзой для быстрого удаления осадка (ведущий исполнитель А.С. Фетисова), для разделения многокомпонентных систем — сепаратор СОФ (ведущий исполнитель Н.К. Новикова), для выделения бактерий — сепаратор СБ-1 с цилиндрическими вставками (ведущий исполнитель Г.В. Арсеньева); сепаратор мелкими партиями выпускался в течение ряда лет. В этот же период разработаны герметизированные сепараторы с цилиндрическими вставками: СВГ для винодельческих хозяйств (ведущий исполнитель Н.К. Новикова) и СГП для пива (ведущий исполнитель В.П. Веселов). Первый отечественный саморазгружающийся сепаратор САС с автоматическим управлением циклом работы по принципу индикации осадка разработан для оборонной промышленности; для производства инсулина создан также саморазгружающийся сепаратор СИП (ведущий исполнитель М.М. Королева). Всеми вышеуказанными разработками руководил О.П. Новиков. В 1959 г. О.П. Новиков поступил в аспирантуру НИИпродмаша и надолго ушел из НИИхиммаша. Вместо него начальником лаборатории 14 назначен Алексей Николаевич Косарев (июль 1959 — апрель 1985). 
 
После Майского (1958 г.) Пленума ЦК КПСС, который утвердил обширную программу ускоренного развития химической промышленности, направленность работ лаборатории 14 изменилась. В планы лаборатории стали включаться темы по созданию сепараторов для большой индустрии. 
 
Одной из первых машин, разработанных в 1959 г. для этих целей, был саморазгружающийся сепаратор-очиститель ОТ-ЗМ-6-1 для нефтехимической промышленности (ведущие исполнители М.Н. Рябов, А.М. Иванов); этот сепаратор в дальнейшем послужил базой для разработки ряда моделей. В начале 60-х годов в производстве капролактама на Лисичанском химкомбинате был испытан сепаратор-разделитель РТ-ЗМ450 в защищенном исполнении (ведущий исполнитель А.Н. Косарев; испытания проводил В.А. Рачицкий). В 1960 г. разработаны саморазгружающиеся сепараторы — очиститель ОТ-ЗМ500-ГМ для гидрометаллургии (ведущий исполнитель Г.В. Арсеньева) и первый отечественный очиститель-разделитель ОР/Т-ЗМ600-ЛЭ многоцелевого назначения для разделения в химической, нефтяной и других отраслях промышленности стойких эмульсий с содержанием твердой фазы до 5% (ведущий исполнитель М.Н. Рябов); после плановых модернизаций сепаратор (индекс УОВ-602К-2) серийно изготовляется на ПО «Уралхиммаш». 
 
В период 1961-1965 гг. разработан ряд машин, конструкции которых создавались в СССР впервые. Среди них: саморазгружающийся сепаратор СФК для классификации красителей на Рубежанском химкомбинате (ведущие исполнители И.Д. Илюшин, Г.В. Арсеньева); сепаратор-разделитель-сгуститель РТ-ОНС400 (со свободным сливом жидких компонентов и непрерывным отводом сгущенного осадка через периферийно расположенные сопла) для извлечения шерстного жира из моечных растворов на предприятиях первичной обработки шерсти (ведущий исполнитель И.Д. Илюшин); после плановых модернизаций (ведущий исполнитель Н.П. Козлова) сепаратор (индекс РОС-401К-03) серийно выпускается Щелковским опытным заводом НИИхиммаша; сепаратор очиститель-разделитель О/РТ-ЗР600К для цехов ректификации сырого бензола на Кокандском суперфосфатном заводе (ведущие исполнители Г.К. Иванова, Н.П. Козлова); саморазгружающийся сепаратор-очиститель ОТ-ЗМ600-ГА для очистки сточных вод от гидроокисей алюминия в производстве этилбензола и очистки электролитов от гидроокисей металлов, образующихся при электрохимической обработке (ведущие исполнители И.Д. Илюшин, Н.К. Данилова, В.В. Корягина); в течение 8-й и 9-й пятилеток сепаратор (индекс ОДЛ-632К-2) серийно выпускался на ПО «Уралхиммаш»; саморазгружающийся сепаратор-очиститель ОТ-ЗМ710-2Н для очистки охлаждающих жидкостей шлифовальных станков (ведущие исполнители И.Д. Илюшин, Г.В. Арсеньева, Г. К. Иванова, М.М. Королева, М. Н. Рябов); это первый отечественный сепаратор с выносным электродвигателем и ременной передачей; выпускался с индексом ОДВ-711К-2 на ПО «Уралхиммаш»; сепаратор-разделитель РТ-ЗМ630-1Н с клапаном для сброса межтарелочной жидкости для урановых заводов Минсредмаша (ведущие исполнители Г.К. Иванова, Н.П. Козлова; в испытаниях участвовала В.М. Джинчарадзе); сепаратор-очиститель ОТ-ЗМ600-АА для производства окислителя твердого ракетного топлива (ведущие исполнители Г.К. Иванова, К.Д. Кузнецова), на его базе создан сепаратор ОТ-ЗМ600-НЖ, который после плановых модернизаций серийно выпускается (индекс ОДВ-602К-2) на ПО «Уралхиммаш». 
 
В 1965 г. разработаны и утверждены МРТУ 26-01-2-65, являющиеся нормативно-техническим документом на проектирование, изготовление и испытание центробежных жидкостных сепараторов. 
В эти годы в лабораторию 14 пришли А.И. Менделевич, В.А. Рачицкий, Л.Д. Шалимова и другие. В 1963 г. лаборатории сепараторов изменен номер с 14 на 42, а в 1966 г. на 43. 
В период восьмой пятилетки (1966-1970 гг.) лаборатория 43 продолжала работы по созданию сепараторов для химической и смежных отраслей промышленности. На комбинате «Свема», производящем кинофотоматериалы, проведены экспериментальные исследования по регенерации бромистого серебра из сточных вод. Результатом явилась разработка специализированного сепаратора ОТ-ЗР630-1Н с контейнерной выгрузкой осадка (ведущий исполнитель Н.П. Козлова). В последующем для повышения долговечности и надежности ротор из нержавеющей стали был заменен на титановый. Сепаратор (индекс ОДР-631Т-1) выпускается серийно на ПО «Уралхиммаш». В 1971 г. сепаратор награжден медалями ВДНХ (золотой — слесарь-сборщик завода Уралхиммаш Г.А. Новоселов, серебряной — ведущий конструктор лаборатории 43 Н.П. Козлова и заместитель главного конструктора завода Уралхиммаш М.И. Попов; бронзовые медали получили А.Н. Косарев, Т.И. Лундышева и механик М.И. Макеев). Для разделения эмульсий и осветления суспензий в малотоннажных производствах химической и других отраслей промышленности создан саморазгружающийся сепаратор-очиститель-разделитель УКВ-202К-1 с комбинированным выводом жидких компонентов (один из компонентов сливается, а другой выводится под давлением) (ведущий исполнитель М.М. Королева, исполнитель Р.П. Богаевская). Начаты работы по совершенствованию изготовляемого и созданию новых сепараторов-сгустителей для производства кормовых и пекарских дрожжей. Модернизирован ранее выпускавшийся сепаратор-сгуститель ДСГ-35, который с повышенными технико-экономическими показателями (индекс СОС-501К-01) серийно выпускается Щелковским опытным заводом НИИхиммаша. Для этих же целей разработан более совершенный сепаратор ДСГ-50 (ведущие исполнители М.Н. Рябов, Н.К. Данилова), производство которого (индекс СОС-501К-3) освоено на ПО «Уралхиммаш» в девятой пятилетке. 
В эти годы в лабораторию 43 пришли Л.В. Клейн, А.С. Королев, С.Н. Машенькина, В.А. Сергеев, Г.А. Теплых, кандидат технических наук Д.С. Торосян и другие.
     Первые компрессоры в нашей стране были выпущены в конце 90-х годов 19 века. В период до революции компрессоростроение не получило развития. Выпускались лишь простейшие, даже для того времени, поршневые компрессоры. Применение их в промышленности было ограниченным. Примитивные воздуходувные средства — вентиляторы «Сирокко», и те закупались за границей. Компрессоры высокого давления и центробежные компрессоры, появившиеся в начале века за границей, еще не требовались в промышленности России. В числе первых компрессорных заводов, выпускавших поршневые компрессоры, были теперешний Московский завод «Борец», выпустивший первую машину еще в конце прошлого столетия, Московский завод «Компрессор», Сумский машзавод им. Фрунзе. Однако общее число выпускавшихся машин измерялось единицами. Выполнение планов индустриализации страны в первой пятилетке (1928/29-1932/33 гг.) выявило необходимость организации выпуска компрессоров отечественными заводами. Возникла необходимость в машинах всех типов. Освоение выпуска отечественных компрессоров в 30-х годах было связано с серьезными техническими трудностями. Опыта конструирования и изготовления таких машин практически не было. Несмотря на это, к 1941 г. подавляющее большинство машин для новостроек уже поставляли отечественные заводы. Импорт был почти полностью прекращен. Большую роль в создании отечественной школы тяжелого поршневого компрессоростроения сыграл организованный в 1931 г. институт Гипроазотмаш, после войны преобразованный в Ленинградский филиал НИИхиммаша. Большинство выпускавшихся до войны машин было разнотипными, а их характеристики в значительной мере случайными. Машины были тихоходными и обладали низким к.п.д. После войны Сумский им. М.В. Фрунзе и Мелитопольский машиностроительные заводы были быстро восстановлены и расширены, возникли новые компрессорные заводы. Конструкторская и исследовательская работа возобновилась в Лаборатории компрессорных машин в НИИхиммаше (с 1943 г.) и в его Ленинградском филиале (с 1946 г.), приступили к работе заводские конструкторские бюро. В НИИхиммаше отдел компрессорных машин организован в марте 1945 г. (в 1946 г. преобразованный в отдел компрессорных и холодильных машин). Работа компрессорных отделов в Москве и Ленинграде была сразу же специализирована. Московский НИИхиммаш стал работать над поршневыми компрессорами средних размеров и холодильными машинами, а Ленинградский филиал — над тяжелыми горизонтальными компрессорами высокого давления, над которыми еще до войны работал Гипроазотмаш. В связи с организацией ЦКБХМ конструкторские работы по холодильным машинам в НИИхиммаше велись в очень малом объеме. С 1946 г. компрессорный отдел института работает над новыми конструкциями быстроходных поршневых машин с V и W-образным, угловым и оппозитным расположением цилиндров. Эти типы машин отличаются лучшей уравновешенностью, меньшими размерами и массой по сравнению с вертикальными и горизонтальными. Все работы компрессорного отдела, в т.ч. и исследовательские, как правило, заканчиваются разработкой конструкции и пуском ее в эксплуатацию. Поэтому не возникает вопросов с внедрением тех или иных достижений в промышленность. Кроме большого числа конструкторских работ, разрабатываются стандарты на основное компрессорное оборудование, проводятся научно-исследовательские работы.
 
Приказом Главхиммаша от 21 мая 1946 г. для расширения и координации работ в области компрессоров, холодильных машин и проведения научно-исследовательских работ в ведение НИИхиммаша с 1 июня передан конструкторский отдел Всесоюзной центральной проектно-монтажной конторы Главхимбуммаша (ВЦПМК). Инженерно-технический состав этого отдела (Герасим Васильевич Асланов, Арон Борисович Вершок, Ромуальд Иванович Гиро и другие) вошли в отдел компрессорных и холодильных машин института.
 
Руководителями отдела работали: Виктор Александрович Румянцев (март 1945 — сентябрь 1953), исполняющий обязанности начальника отдела Герасим Васильевич Асланов (октябрь 1953 — июль 1961), В.А. Румянцев (июль 1961 — май 1972), исполняющий обязанности начальника отдела Сергей Михайлович Алтухов (май 1972 — октябрь 1972), Эдуард Семенович Гриднев (октябрь 1972 — август 1982), Николай Михайлович Сахаров (сентябрь 1982 — февраль 1990), Александр Викторович Жуков (февраль 1990 — март 1993), Владислав Георгиевич Савушкин (сентябрь 1993 — октябрь 1994); после перевода отдела 03 в СОКБ под индексом «Отдел 10/5» В.Г. Савушкин остался начальником этого отдела по настоящее время.
 
В отделе 3 непрерывной «череды» заместителей начальника отдела не было — в отдельные годы эта должность вводилась в штатное расписание, в иные годы отсутствовала. Удалось установить следующих заместителей начальника отдела: Арон Борисович Вершок (апрель 1963 — январь 1965), Ромуальд Иванович Гиро (март 1973 — октябрь 1976), А.В. Жуков (январь 1983 — июль 1986).
 
По состоянию на 1 сентября 1946 г. отдел имел в своем составе КБ, Холодильную лабораторию и Компрессорную лабораторию.
 
Осенью 1947 г. отдел Промышленных испытаний (ПИ) был преобразован в лабораторию и придан Отделу компрессорных и холодильных машин. В 1949 г. лаборатория получила 24. С этого года и до 1953 г. в отделе функционировала только одна Лаборатория компрессорных и холодильных машин 24. Ее начальник кандидат технических наук Константин Иванович Яковлев работал в отделе до сентября 1949 г., затем перешел на педагогическую работу в Московский торфяной институт. В связи с его уходом исполнение обязанностей начальника лаборатории 24 возложено на Анатолия Николаевича Жеребцова, работавшего в отделе старшим инженером с апреля 1946 г.
 
До 1950 г. всеми конструкторскими работами руководил начальник отдела В.А. Румянцев (начальник КБ в отделе еще не был назначен).
 
В период четвертой (первой послевоенной) пятилетки (1946 -1950 гг.) в отделе под непосредственным руководством В.А. Румянцева созданы новые высокопроизводительные машины, часть которых не имела аналогов в мировой технике. В 1946 г. отдел совместно с КБ Ленинградского завода им. М.В. Фрунзе разработал конструкцию передвижной компрессорной станции ЗИФ-ВКС-6 с дизельным приводом; освоение этой станции положило начало крупносерийному выпуску первых передвижных компрессорных станций в СССР. Очень важной работой того времени по праву можно считать передвижные компрессорные станции АКС-8 и САКС-200. Первая стала серийно выпускаться заводом «Уралкомпрессор», она предназначалась для обслуживания аэродромов; несколько лет спустя станция получила высокую награду на Международной выставке в Брюсселе — большую золотую медаль «Гран-При». Создан мощный коксогазовый поршневой компрессор 5КГ-100/13, выпуск которого в 1949 г. освоил московский завод «Компрессор»; партии таких машин установлены на Московском коксогазовом заводе и на ряде заводов в производствах искусственного каучука. В отделе были проведены первые отечественные работы по холодильным машинам с новым хладагентом — фреоном-12; в 1948 г. разработана конструкция фреонового агрегата ФАК-0,6, освоенного харьковским заводом «Торгмаш». В этот период созданы также первые отечественные мембранные компрессоры для сжатия чистых газов МК-2,5/200 и МК-10/6, водокольцевой разрежающий насос ВРН-120/6 (ведущий конструктор А.Б. Вершок), ротационные газодувки РГН-30, РВН-95, РГН-172, РВ-230, РГН-1200 (ведущий конструктор Н.А. Германов). В результате проведения испытаний компрессоров АКС-8, ВКУ-6/8, ВКУ-2/8 и ВКС-6 («Исследование работы воздушных компрессоров»; руководитель темы А.Н. Жеребцов) были получены опытные данные по работе самодействующих ленточных клапанов. Среди пионеров отдела 3, при активном участии которых в первой послевоенной пятилетке создавались новые направления в развитии советского компрессоростроения, по праву можно назвать Г.В. Асланова, А.Б. Вершка, А.Н. Жеребцова, Р.И. Гиро, А.Б. Харченко.
 
Согласно новой структуре института (1953 г.) Отдел компрессорных и холодильных машин 3 состоял из КБ во главе с Г.В. Аслановым (июнь 1950 — декабрь 1959) и Лаборатории компрессорных и холодильных машин 24 под руководством Анатолия Николаевича Жеребцова (сентябрь 1949 — июнь 1956; сентябрь 1957 — ноябрь 1964). После передачи институту ВНИИхолодмаш в 1955 г. работ по холодильным машинам лаборатория 24 стала называться Лабораторией компрессорных машин.
 
В период пятой пятилетки (1951-1955 гг.) отдел создал ряд проектов, осуществленных в нашей стране впервые: передвижная компрессорная станция ПГКС-2/6 для горных условий работ специального назначения (руководитель темы Г.В. Асланов); воздушные компрессоры ВУ-22/6 и дожимающий ДВУ-22/6-220, предназначенные для крупной транспортной установки (руководитель темы Г.В. Асланов, ведущий конструктор В.А. Макаренков), машины отличаются высоким числом оборотов, хорошей уравновешенностью и малым весом; компрессорные агрегаты для обслуживания выключающей и распределительной аппаратуры всех крупных электростанций СССР — КУЭ-60/40 (руководитель темы В.А. Румянцев, руководитель работ по автоматике Д.Н. Попов) и ВШ-3/40 (руководитель темы Г.В. Асланов); компрессор газоотбора и газоотсоса ГГО-5/18 (руководитель темы Г.В. Асланов, ведущий конструктор А.Б. Вершок). При непосредственном участии А.Б. Вершка в этот период разработаны также поршневой вакуум-насос ВН-120, водородный компрессор 1ВУВ-45/150, газомотокомпрессоры 10ГК3/350 и 8ГК-1,1/350.
 
В работах отдела по стандартизации большое внимание было уделено компрессорам общего назначения. Основным стандартом по этим машинам, определившим в то же время развитие компрессоростроения в послевоенные годы, явился разработанный А.Б. Вершком ГОСТ 6791-53. В соответствии с этим стандартом разработаны и серийно выпускаются 11 типоразмеров машин, из них 6 — бескрейцкопфных и 5 — крейцкопфных, в том числе 4 типоразмера с угловым расположением цилиндров (ВП 10/8, ВП 20/8, ВП 30/8 и ВП 50/8).
 
В Отделе компрессорных и холодильных машин начинал свою трудовую, инженерную и научную деятельность нынешний Генеральный директор АО «НИИхиммаш» Николай Михайлович Самсонов. После окончания МВТУ им. Н.Э. Баумана он в августе 1950 г. был направлен в НИИхиммаш и зачислен в лабораторию 24 отдела 3. Здесь за сравнительно короткий срок Н.М. Самсонов прошел путь от рядового инженера до старшего научного сотрудника, а в период с июня 1956 по сентябрь 1957 г. (еще до защиты диссертации) исполнял обязанности начальника лаб. 24. После окончания аспирантуры Николай Михайлович в мае 1958 г. защитил кандидатскую диссертацию на тему «Исследование ленточных самопружинящих клапанов поршневых компрессоров». В диссертационной работе в результате теоретических и экспериментальных исследований разработан метод расчета потерь энергии в самодействующих клапанах и получены необходимые данные для конструирования ленточных клапанов. Это была первая защита кандидатской диссертации сотрудником компрессорного отдела. Научная деятельность Н. М. Самсонова в отделе 3 была прервана в ноябре 1958 г. в связи с избранием его секретарем парткома института и завода.
 
В декабре 1959 г. А.Б. Вершок назначен начальником КБ, сменив на этой должности Г.В. Асланова, который продолжал исполнять обязанности начальника отдела до 1961 г.; в июле он ушел на пенсию. В апреле 1963 г. А.Б. Вершок назначен заместителем начальника отдела с освобождением его от должности начальника КБ, на которую назначен Р.И. Гиро. Начальником лаборатории 24 продолжал работать А.Н. Жеребцов.
 
Приказом по институту 318 от 24 ноября 1964 г. введена утвержденная заместителем Председателя Госкомитета химического и нефтяного машиностроения при Госплане СССР 28 сентября 1964 г. новая структура института, согласно которой в компрессорном отделе 3 созданы: Лаборатория специальных компрессорных машин 31, КБ 1, Лаборатория компрессорных машин общего назначения 32, КБ 2. Начальником лаборатории 31 назначен кандидат технических наук А.Б. Вершок (январь 1965 — июль 1970), начальником КБ 1 — Николай Михайлович Сахаров (декабрь 1964 — май 1979), начальником лаборатории 32 — А.Н. Жеребцов (декабрь 1964 — май 1968), начальником КБ 2 — Р.И. Гиро (декабрь 1964 — ноябрь 1968).
 
В течение трехлетия (1956-1958 гг.) и семилетия (1959-1965 гг.) отдел на базе ГОСТа 6791-53 разработал проекты воздушных стационарных компрессоров малой производительности ВУ-3/4, ВУ-6/4 и ВУ-6/8, а также воздушный стационарный компрессор с воздушным охлаждением ВУ-3/8-В, выпускавшиеся серийно. Под руководством А.Б. Вершка разработаны поршневой бескрейцкопфный вакуум-насос ВКН-6, газовый компрессор ГО-1,3/30, водородный компрессор ВКВ-0,8/150, гелиевый компрессор ВКГ-0,8/30. Под руководством Р.И. Гиро ведущие конструкторы В.А. Соколов и В.И. Ремизов создали бескрейцкопфные машины общего назначения, в том числе угловые компрессоры общего назначения, а также вакуум-компрессоры ДВНП-11 и ВНП-0,75; ведущий конструктор Н.М. Сахаров работал над проектами газового компрессора ГК0,065/45 для морского флота, вакуум-компрессора ВНК-0,7/150, ВП-20/8М, ротационных газодувок Гр50/0,8 и Гр25/0,8. В.Г. Савушкин был ведущим исполнителем водокольцевого компрессора для сжатия сероводорода, водокольцевого вакуум-насоса производительностью 150 м3/мин, участвовал в разработке компрессора ВК-0,035/200.
 
В 1960 г. отдел разработал нормаль на типы и основные параметры передвижных компрессорных станций общего назначения. В 1962-65 гг. в соответствии с этой нормалью были проведены исследовательские работы и разработаны новые типы ротационных маслозаполненных пластинчатых компрессоров (РК-10, РК-6, РК-16 и РК-3), а также передвижных станций общего назначения (ПР-6, ПР-10, ПР-16) (ведущий конструктор В.А. Соколов).
 
Отдел разработал 11 типоразмеров мембранных компрессоров, которые вначале были освоены на ЭЗХМ, а затем их изготовление передано заводу «Уралкомпрессор».
 
По совокупности выполненных и опубликованных работ в области теории и практики компрессоростроения В.А. Румянцев (1963) и А.Б. Вершок (1964) защитили кандидатские диссертации.
В 1965 г. в отделе 3 (начальник отдела кандидат технических наук В.А. Румянцев) числилось 56 человек. В Лаборатории специальных компрессорных машин 31 (начальник лаборатории кандидат технических наук А.Б. Вершок) — 10 сотрудников, в том числе старший научный сотрудник Н.В. Соломатин, младший научный сотрудник Л.И. Антонова, инженер Ю.П. Фишман и другие. В КБ 1 (начальник КБ Н.М. Сахаров) — 18 сотрудников, в том числе групповые инженеры-конструкторы В.И. Ремизов и В.А. Соколов, старшие инженеры-конструкторы С.И. Курицына, Н.Л. Пелеева, В.Г. Савушкин, Л.А. Семейнова, А.Я. Семенова, Н.М. Трусова, инженеры-конструкторы А.В. Говоркова, Н.И. Жуковская, Л.А. Лежнева, С.А. Склярова и другие. В Лаборатории компрессорных машин общего назначения 32 (начальник лаборатории А.Н. Жеребцов) — 9 сотрудников, в том числе групповой инженер С.М. Алтухов, младшие научные сотрудники И.Ю. Славин и Э. А. Левин, инженер В.А. Кузнецова и другие. В КБ 2 (начальник КБ Р.И. Гиро) — 17 сотрудников, в том числе групповой инженер-конструктор В.Д. Кузнецов, старшие инженеры-конструкторы Л.А. Ерзикова, Е.Н. Жукова, Г.А. Липская, Л.А. Троицкая, А.С. Филиппович, Л.Н. Цибизов, инженеры-конструкторы В.Ф. Пехтерев, Н.П. Савушкина, Т.В. Сысоева, З.А. Шелепова и другие.
 
В период восьмой пятилетки (1966-1970 гг.) под руководством Н.М. Сахарова создан ряд оригинальных конструкций быстроходных компрессорных агрегатов специального назначения, в том числе ГКА-0,05/60, ГКВА-0,03/200. В.Г. Савушкин участвовал в разработке жидкостно-кольцевых машин ДВВН-150 и КЖ-2,5/0,2-1,5 и компрессора высокого давления КВД-3/800, компрессорных агрегатов ГКА-0,08/100 и ГУ-0,6/25-1.
 
Кроме создания новых базовых моделей и конструктивных модификаций машин, большое внимание уделялось повышению качества и технико-экономических показателей поршневых компрессоров общего назначения. Этому способствовало введение ГОСТ 7426-55 и ГОСТ 9011-59, разработанных НИИхиммашем. В результате проведенной совместно с заводами-изготовителями (Московский завод «Борец» и Краснодарский компрессорный завод) работы компрессоры с угловым расположением цилиндров (типа «ВП») были аттестованы на высшую категорию качества с присуждением им «ГЗК».
 
По результатам научно-исследовательских работ, проведенных в отделе, С.М. Алтухов (1967) и И.Ю. Славин (1968) защитили кандидатские диссертации. В диссертационной работе С.М. Алтухова «Повышение долговечности и эффективности работы мембранных компрессоров высокого давления» в результате проведенных опытно-конструкторских работ разработан метод устранения неплоскостности мембран путем установки в блок с предварительным растяжением. Выбран и рекомендован материал для изготовления мембран. В диссертационной работе И.Ю. Славина «Исследование возможностей повышения долговечности поршневых уплотнений из политетрафторэтилена с комбинированным наполнителем в компрессорах без смазки» на основе теоретических и экспериментальных исследований установлена закономерность распределения нагрузки по отдельным кольцам поршневого уплотнения и доказана возможность создания поршневого уплотнения, имеющего повышенную в два раза долговечность за счет равнораспределенного перепада давления по уплотнению, путем соответствующего выбора его параметров.
 
В рассматриваемый период в отделе произошли структурные и кадровые изменения. В мае 1968 г. А.Н. Жеребцов ушел на пенсию, вместо него начальником лаборатории 32 назначен С.М. Алтухов. В конце 1968 г. в отделе образовано еще одно специальное конструкторское бюро — КБ 3, руководителем его назначен Р.И. Гиро (декабрь 1968 — март 1973). Начальником КБ 2 вместо него назначен Виктор Алексеевич Соколов (декабрь 1968 — май 1979), работавший в этом же КБ групповым инженером. Через год после ухода на пенсию начальника лаборатории 31 А.Б. Вершка (июль 1970) лаборатории 31 и 32 объединили в одну лабораторию 31 под названием «Лаборатория спец. мембранных и поршневых компрессоров». Ее руководителем назначен кандидат технических наук С.М. Алтухов (октябрь 1972 — май 1979).
 
По результатам научно-исследовательских работ, проведенных в отделе, Эдуард Александрович Левин в 1972 г. защитил кандидатскую диссертацию на тему «Исследование возможности повышения коэффициента подачи мембранного компрессора». В диссертационной работе предложено уточнение методики термодинамического расчета мембранных компрессоров в части учета влияния упругих свойств гидропривода, а именно, собственно жидкости, содержащегося в ней воздуха и упругих свойств элементов конструкции.
 
В течение девятой (1971-1975 гг.) и десятой (1976-1980 гг.) пятилеток отдел 03 продолжал создание новых компрессорных машин и агрегатов, как общего, так и специального назначения. В частности, были созданы агрегаты серии «Пуск-море», которые приняты к серийному производству, агрегаты ГКА-0,04/250, ГУ-0,6/25-1 и другие.
 
С приходом в отдел 03 в качестве его начальника Э.С. Гриднева КБ 3 было ликвидировано, его руководитель Р.И. Гиро в марте 1973 г. переведен на должность заместителя начальника отдела.
В 1977 г. в отделе 03 числилось 48 человек. В Конструкторском бюро по поршневым компрессорам специального назначения (КБ 1) под руководством начальника бюро Н.М. Сахарова работали 19 сотрудников, разделенных на 3 группы: Группа по разработке перспективных компрессоров для экономических систем (в группе 7 сотрудников; руководитель группы групповой инженер А.Я. Семенова), Группа по разработкам специальных компрессорных агрегатов с повышенным техническим ресурсом (в группе 7 сотрудников; руководитель группы групповой инженер В.Г. Савушкин), Группа по разработкам компрессорных агрегатов с требованиями ВАХ-74 (в группе 5 сотрудников; руководитель группы групповой инженер В.И. Ремизов). В Специальном конструкторском бюро по мембранным компрессорам специального назначения (СКБ 2) под руководством начальника бюро В.А. Соколова работали 15 сотрудников, разделенных на 3 группы: Группа мембранных компрессоров сверхвысокого давления (в группе 6 сотрудников; руководитель группы групповой инженер-конструктор В.А. Соколов), Группа по специальным мембранным компрессорам сверхвысокого давления (в группе 4 сотрудника, в том числе старший научный сотрудник ккандидат технических наук Э.А. Левин; руководитель группы групповой инженер В.Д. Кузнецов), Группа специальных мембранных компрессорных установок (в группе 5 сотрудников; руководитель группы групповой инженер Н.Л. Пелеева). В лаборатории 031 по специальным мембранным и поршневым компрессорам под руководством кандидата технических наук С.М. Алтухова работали 10 сотрудников, разделенных на 2 группы: Группа по специальным поршневым компрессорам ( в группе 5 сотрудников; руководитель группы старший инженер Л.И. Антонова), Группа по виброакустике компрессоров (в группе 5 сотрудников; руководитель группы старший научный сотрудник Н.В. Соломатин).
 
В мае 1979 г. лаборатория и конструкторские бюро были преобразованы в секторы: Исследовательский сектор по поршневым и мембранным компрессорам, Конструкторский сектор по поршневым компрессорам (сектор 1) и Конструкторский сектор по мембранным компрессорам (сектор 2).
 
Руководителем Исследовательского сектора назначен С. М. Алтухов (май 1979 — декабрь 1985); ушедшего из института по состоянию здоровья Сергея Михайловича сменил Владимир Дмитриевич Кузнецов (февраль 1986 — сентябрь 1993); после его ухода из института начальник сектора больше не назначался.
Начальником Конструкторского сектора 1 назначен Н.М. Сахаров (май 1979 — сентябрь 1982); до 1985 г. на эту должность никто не назначался, затем сектор 1 возглавил Владимир Георгиевич Савушкин (май 1985 — сентябрь 1993); после перевода его на должность начальника отдела 03 руководитель сектора 1 больше не назначался.
 
Начальником Конструкторского сектора 2 назначен Виктор Алексеевич Соколов (май 1979 — июль 1984), который в июле 1984 г. перешел в отдел 05 института на должность главного конструктора проекта; после его ухода начальник сектора 2 больше не назначался, а в 1989 г. Конструкторские секторы 1 и 2 были объединены в один Конструкторский сектор под руководством В.Г. Савушкина.
 
В течение одиннадцатой пятилетки (1981-1985 гг.) и в последующие годы отдел продолжал работать над созданием новых компрессорных агрегатов специального назначения, отвечающих требованиям 3 по виброакустике, и предназначенных для военно-морского флота. В частности, в этот период под руководством Н.М. Сахарова были созданы компрессорные агрегаты ГКА-0,15/100 и ГКА-0,25/100 (ведущий конструктор Н.М. Трусова), отвечающие указанным требованиям, и переданы в серийное производство. Первая партия (шесть компрессорных агрегатов ГКА-0,25/100), изготовленная на ЭЗН, была поставлена на действующий объект для штатной эксплуатации.
 
Седьмым кандидатом технических наук из сотрудников отдела стал Александр Викторович Жуков, который в 1987 г. защитил диссертацию на тему «Повышение эффективности мембранного компрессора с гидравлическим приводом путем применения неметаллической мембраны».
 
С целью обеспечения выполнения государственных программ и международных обязательств по специализации отделения 10 и в связи с сокращением объема работ по созданию компрессорных машин отдел 03 с 01 октября 1994 г. введен в состав отделения 10, где на его базе образован «Научно-исследовательский и конструкторский отдел компрессорных машин и нагнетательного оборудования» с присвоением ему 10/5. Исследовательский и Конструкорский секторы, как структурные подразделения в отделе, ликвидированы.
 
     Был организован в январе 1947 г. под руководством кандидата физико-математических наук А.К. Скрябина, имел в своем составе гидродинамическую, теплофизическую и термодинамическую лаборатории.
 
Гидродинамическую лабораторию (с 1949 г. — лаборатория 32) с сентября 1951 по декабрь 1952 г. возглавлял Александр Васильевич Нащекин.
 
Термодинамической лабораторией (с 1949 г. — лаборатория 34) с октября 1951 по март 1953 г. (по совместительству) руководил Александр Васильевич Чечеткин. В этой лаборатории с октября 1947 по 1951 г. в должности старшего научного сотрудника работал кандидат технических наук Иосиф Матвеевич Найдич.
 
В апреле 1947 г. из Металлургического отдела в Теоретический отдел на должность старшего научного сотрудника перешел Александр Павлович Знойко. Со временем он был назначен начальником лаборатории физики твердого тела (с 1949 г. — лаборатория 33). Возможно, такое название позже получила упомянутая в приказе от 3 января 1947 г. теплофизическая лаборатория. Александр Павлович не имел ученой степени, но, безусловно, был настоящим ученым. Им сделаны открытия в области периодической системы элементов, выполнены работы по электронной теории коррозии. По работе «Периодическая система атомного ядра» получено положительное решение о выдаче авторского свидетельства по заявке от 28 июля 1947 г. К этим работам был проявлен интерес специалистов и научной общественности. В августе 1949 г. МГУ им. Ломоносова обратился в правительство с просьбой перевести лабораторию А.П. Знойко на работу в университет. По распоряжению Совмина СССР от 7 сентября 1949 г. А.П. Знойко и его сотрудники были откомандированы в МГУ на постоянную работу. В лаборатории 33 с ним работали и в октябре перешли в МГУ старшие инженеры Н.А. Новосельская, А.В. Бражникова, Н.С. Литвиненко, инженеры А.Я. Черкасова, К.И. Митрофанова. После ухода А.П. Знойко из института в отделе 8 остались две лаборатории — 32 и 34. В одной из них работала старший научный сотрудник кандидат технических наук В.С. Загребельная (1947-51 гг.).
 
За долголетнюю научно-исследовательскую и педагогическую работу А.К. Скрябин в 1951 г. награжден орденом «Трудового Красного Знамени».
 
Теоретические работы отдела 8 внесли большой вклад в науку.
В работе «Теория кристаллизации вещества из растворов, расплавов и газовых смесей» (руководитель темы кандидат технических наук А.К. Скрябин) разработана теория кристаллизации вещества, выведены уравнения кинетики процесса, подтвердившиеся опытами на соляных растворах и расплавах металлов, разработана методика расчета кристаллизации затвердения веществ.
 
В последующей работе «Циркуляция и теплообмен при изменении агрегатного состояния веществ» (руководитель темы кандидат технических наук А.К. Скрябин) разработана статистическая теория процесса циркуляции и теплообмена при кипении, экспериментально подтвержденная данными опытов в условиях естественной и принудительной циркуляции, получены формулы и коэффициенты для производства практических расчетов.
 
В мае 1953 года Теоретический отдел расформирован: Термодинамическая лаб. 34 исключена в полном составе, А.К. Скрябин переведен в отдел 2 (бывший отдел ТХА) на должность начальника лаборатории 32. В 1956 году он защитил докторскую диссертацию. В связи с организацией в составе института «Гиредмет» специальной группы по натриетермии работы лаборатории 32 по этой теме переданы упомянутому институту, а сама лаборатория 32 приказом от 15 февраля 1958 г. закрыта. Начальник лаборатории 32 А.К. Скрябин с 1 марта 1958 г. переведен в отдел 9 на должность старшего научного сотрудника. В сентябре 1959 г. он перешел на работу в НИИпродмаш, куда прошел по конкурсу на должность руководителя лаборатории тепловых аппаратов и сушильных установок.
      Был организован в марте 1945 г. на базе КБ «А», образованного в ноябре 1943 г. Отдел занимался созданием высоковакуумных машин и агрегатов. Первым начальником КБ «А» (ноябрь 1943 — март 1945) и Отдела спецмашин (март 1945 — сентябрь 1945) был Александр Андреевич Лащинский, переведенный приказом НКМВ 438 от 1 ноября 1943 г. в НИИхиммаш с завода «Комсомолец». За успешное выполнение спецзаданий в 1945 г. он награжден орденом «Трудового Красного Знамени». В сентябре 1945 г. А.А. Лащинский перешел во ВНИИКИММАШ Главкислорода, а через год — в Ленинградский филиал НИИхиммаша, где возглавил отдел 4. Кто сменил А.А. Лащинского на должности начальника Отдела спецмашин, установить не удалось. В мае 1950 г. на эту должность назначен Алексей Андреевич Грязнов, работавший в этом отделе с июля 1947 г. старшим инженером. Он возглавлял отдел 10 до его ликвидации в 1952 г.
 
А.А. Грязнов провел большую работу в области глубокого вакуума. Под его руководством были сконструированы, освоены и внедрены в промышленность мощные высоковакуумные агрегаты.
В Отделе спецмашин вначале функционировало только КБ, которым руководили непосредственно А.А. Лащинский и его преемник. В 1947 г. туда из Металлургического отдела переведена физико-техническая лаборатория 35 под руководством кандидата химических наук Исаака Иосифовича Бронштейна (июль 1946 — январь 1951), которая (как он писал в заводской газете «Трудовая доблесть» от 14 января 1947 г.) занималась разработкой и собственным изготовлением вакуумных приборов для исследований. В отделе работали: старший научный ссотрудник кандидат технических наук К.П. Шумский (впоследствии перешедший в лабораторию оборудования для процессов сушки химических продуктов 22), инженеры И.С. Максимовская, В.И. Юшанцев, П.З. Корецкая и другие, механики Н.Ф. Аксенов, Векшин, М.Соловьев.
 
В мае 1952 г. отдел 10 был объединен с отделом 6 под общим названием «Отдел контрольно-измерительных приборов и приборов автоматики 6». Лаборатория 35 влилась в отдел 6, ее руководителем назначен бывший начальник отдела 10 А.А. Грязнов. 
     Этот отдел существовал с октября 1956 по февраль 1965 г. Начальниками отдела были: Николай Иванович Новожилов (1956-59), Александр Николаевич Гончаров (1959-62), Леонид Иванович Кротов (1962-65). В феврале 1965 г. Л.И. Кротов назначен заместителем главного конструктора института и начальником технического бюро при ГИАПе с освобождением его от должности начальника отдела 15. Исполнение обязанностей начальника отдела 15 временно было возложено на Ю.Г. Попандопуло. Заместителями начальника отдела работали Ю.Г. Попандопуло (1956-62) и П. М. Седов (1962-64).
В 1956 г. в отделе были образованы три конструкторских бюро: КБ 1 по разработке химической аппаратуры, КБ 2 по разработке реакторов и автоклавов, КБ 3 по разработке аппаратов и машин для синтетических и искусственных волокон.
 
Начальником КБ 1 вначале был Сергей Александрович Постовский. В июне 1964 г. его перевели в ОСТБ на должность начальника бюро химико-технологических линий. Вместо него начальником КБ 1 назначена Мария Георгиевна Старкова (июнь 1964 — февраль 1965). В КБ 1 работали: старшие инженеры Г.Х. Абрамов, В.П. Князев, И.П. Константинова, М.И. Рябикина, инженеры-конструкторы В.Г. Богдасарова, З.П. Ваялкина, В.С. Гусаков, Г.П. Матричева, З.Ф. Мирясева, М.В. Тимонова, Н.М. Яковлева и другие.
 
Начальником КБ 2 с октября 1956 по апрель 1959 г. работал Алексей Васильевич Плейкин, с июня 1959 г. (до назначения на должность начальника отдела) — Л.И. Кротов, его сменил Талгид Гаяздинович Шамгунов (февраль 1962 — февраль 1965). В КБ 2 работали: старшие инженеры Л.Х. Абрамов, Ю.Е. Бодак, Р.Я. Борзенкова, М.С. Никифорова, Л.З. Никонова, инженеры-конструкторы Н.В. Куликова, М.С. Орехова, З.Б. Осиповская и другие.
 
Вначале обязанности начальника КБ 3 исполнял групповой инженер Абрам Мордухович Кац (1956 — июль 1959), затем начальником КБ 3 был назначен Георгий Михайлович Чигиани (ноябрь 1961 — февраль 1965). В КБ 3 работали: групповые инженеры В.И. Барский, В.Ф. Ковалевский, старшие инженеры В.А. Баженова, Н.Ф. Лифман, В.К. Поставничев, инженеры-конструкторы Н.П. Витковская, И.И. Ефанов, И.И. Киваева, Б.А. Кудряшов, Т.А. Прохорова, Н.П. Турчин, В.С. Чудова и другие.
 
В целях усиления и лучшей организации научно-исследовательских работ в области прочности деталей химической аппаратуры, а также разработки и усовершенствования методов их расчета приказом 167 от 16 февраля 1957 г. в составе отдела 15 создана лаборатория прочности 54. Ей была передана лаборатория механических испытаний 36 отдела 11 со всем относящимся к ней оборудованием и помещениями. На лабораторию 54 возложено проведение всех работ по механическим испытаниям материалов по заявкам отделов и ЭЗ. Начальником лаборатории назначена кандидат технических наук Людмила Георгиевна Ротницкая, работавшая до этого старшим научным сотрудником группы прочности отдела 2. В лабораторию 54 из отдела 2 переведены инженер Л.П. Карасев, старший техник А.В. Соколова, из отдела 11 — младший научный сотрудник Н.Н. Игнатьева и другие. В апреле 1957 г. Л.Г. Ротницкая скончалась. Исполняющим обязанности начальника лаборатории 54 назначен кандидат технических наук Виталий Николаевич Васильев, который в декабре 1962 г. уволился из института. Его сменил на этой должности Борис Михайлович Гусев.
 
В ноябре 1960 г. Александр Сергеевич Зорин освобожден от обязанностей начальника КИПа отдела 6 и назначен руководителем группы по тензометрическим измерениям лаборатории 54. В апреле 1963 г. он вернулся в отдел 6.
 
В соответствии со специализацией конструкторских бюро и лаборатории прочности в отделе 15 разрабатывалась техническая документация и внедрялось в промышленное производство в основном следующее химическое оборудование.
 
По профилю КБ 1: выпарные установки различных типов для химической, оборонной и пищевой промышленности из легированных сталей и титановых сплавов, в том числе выпарные установки с тонкопленочными аппаратами типа «труба в трубе», установки с тепловым насосом (руководитель Ю.Г. Попандопуло, М.Г. Старкова, П.М. Седов); вакуум-кристаллизационные многокорпусные установки (руководитель Ю.Г. Попандопуло, М.Г. Старкова); опреснительные станции различной мощности, в том числе большой единичной производительности для г. Шевченко (руководитель Ю.Г. Попандопуло, М.Г. Старкова, П.М. Седов); проводились испытания и сдача в серийное производство модернизированной опреснительной установки РОУ на автомобильном шасси (ведущий исполнитель П.М. Седов). Конструкторы КБ 1 и КБ 2 разрабатывали и внедряли комплект оборудования для дегазации стартовых площадок пуска ракет (руководители Л.И. Кротов, М.Г. Старкова, Т.Г. Шамгунов).
 
По профилю КБ 2: автоклавы, реакторы и полимеризаторы с различным диапазоном давлений и температур из углеродистой и нержавеющей стали и сплавов титана для химической, гидрометаллургической, радиотехнической промышленности (руководители Л.И. Кротов, П.М. Седов, Ю.Е Бодак), в частности, для получения тетрафторэтилена и синтетического каучука (руководитель Л.И. Кротов, ведущий исполнитель Л.Х. Абрамов); аппараты с экранированным электродвигателем для гидрометаллургической промышленности, в частности, для производства титана и редких металлов (руководители Л.И. Кротов, Т.Г. Шамгунов, ведущий исполнитель Ю.Е. Бодак); установки для непрерывного получения блоков поролона и пенополистирола (руководитель А.В. Плейкин, ведущий исполнитель Л.З Никонова); установка для получения лавсана (руководители Л.И. Кротов, Т.Г. Шамгунов); установка для получения селеновых покрытий (руководители Л.И. Кротов, Т.Г. Шамгунов); установка для получения моющих порошков (ведущий исполнитель Л.З Никонова); пароэжекторные вакуум-насосы большой производительности (руководитель Л.И. Кротов); установка для получения хинизарина.
 
По профилю КБ 3: червячно-отжимные прессы для производства различных видов синтетического каучука (руководитель Г.М. Чигиани, ведущий исполнитель В.И. Барский); автоклав для полимеризации защитных покрытий конусов спутников для ОКБ «Подлипки» (руководитель Л.И. Кротов, ведущий исполнитель А.М. Кац); камеры с манипуляторами для радиационной химии (руководитель А.М. Кац, ведущий исполнитель …… Закутинский); установка для получения шликеров ТВЭЛов атомных реакторов для Обнинской АЭС (руководитель Л.И. Кротов, ведущие исполнители Д.Н. Николаев, Л.Х. Абрамов).
Лаборатория прочности проводила исследования и разработку нормативной технической документации по расчету основных элементов химических аппаратов и машин (руководитель Л.Г. Ротницкая, ведущие исполнители Л.П. Карасев, В.И. Рачков); проводила на объектах химической промышленности тензометрирование химического оборудования (руководитель В.И. Рачков, ведущие исполнители Л.П. Карасев, А.С. Зорин); обследование металлоконструкций стартовых площадок ракетных установок (руководители Л.Г. Ротницкая, Л.П. Карасев, А.С. Зорин).
 
В отделе 15 осуществлялся переход от создания отдельных аппаратов к созданию совместно с другими отделами агрегатированных установок. Эти работы получили в дальнейшем развитие при создании комплектных технологических линий.
 
При структурных изменениях, проведенных в институте в июле 1964 г., лаборатория 54 была ликвидирована, а ее сотрудники переведены в лабораторию 111 вновь образованного Отдела прочности и износоустойчивости узлов и деталей 11. С 1 июля 1964 г. в отдел 11 перешли 12 сотрудников, из них на должность начальника лаборатории 111 — Б.М. Гусев, на должности: групповых инженеров — А.Г. Журавлев, В.И. Рачков, А.В. Шелковников и Я.В. Шулико, старших научных сотрудников — Б.Ф. Гусаков, М.В. Данилов и А.С. Обухов, старших инженеров — В.Ф. Курылев и С.М. Кутепов, старшего техника — В.Н. Куприянова, сменного мастера — А.И. Росляков.
 
В начале 1965 г. руководство института приняло решение ликвидировать отдел 15, а его состав направить на укрепление других подразделений института. Первым в марте из отдела 15 было выведено КБ 3 и включено в штат отдела 4. В июне сотрудники КБ 1 во главе с М.Г. Старковой и КБ 2 во главе с Т.Г. Шамгуновым переведены в СОКБ. Ю.Г. Попандопуло перешел на работу в СОКБ, П.М. Седов — в отдел 07; начальник КБ 3 Г.М. Чигиани уволился из института. 
     Существовал с марта 1960 по март 1969 г. В 1964 г. он был переименован в «Отдел оборудования из углеграфитов и применения полимерных материалов в химическом машиностроении 16». Начальниками отдела были: кандидат технических наук Алексей Андреевич Грязнов (март 1960 — ноябрь 1960), кандидат технических наук Августа Васильевна Горяинова (ноябрь 1960 — март 1969). Заместителем начальника отдела с августа 1962 по июнь 1964 г. работал Николай Игнатьевич Докин. После его ухода эта должность упразднена.
 
Отдел имел в своем составе лабораторию по изучению конструктивных свойств неметаллических материалов и применения защитных покрытий 58 (в 1964 г. переименована в лабораторию химстойких пластмасс, углеграфитов и защитных неметаллических покрытий 161), КБ по разработке конструкций химической аппаратуры из пластмасс и углеграфита, а также с применением неметаллических покрытий, опытно-технологическую базу по освоению и внедрению в производство химического оборудования из пластмасс и углеграфита, а также с применением неметаллических покрытий (ОТБ).
 
При создании лаборатории 58 и назначении ее руководителем А.В. Горяиновой лаборатория 43 отдела 12 приказом 272 от 12 марта 1960 г. ликвидирована, личный состав ее обращен на укомплектование отдела 16. Бывший начальник лаборатория 43 П.А. Афанасьев переведен на должность старшего научного сотрудника лаборатории 58; в октябре 1965 г. он ушел на пенсию.
 
Начальником КБ в марте 1960 г. назначен Сергей Иванович Сухов, который в 1966 г. (после защиты кандидатской диссертации) избран начальником лаборатории 161. Вместо С.И. Сухова обязанности начальника КБ до августа 1968 г. исполнял руководитель технологической группы КБ групповой инженер Виктор Васильевич Дегтярев.
 
Начальником ОТБ некоторое время был Алексей Владимирович Носов (март 1960 — июнь 1960), перешедший из Технологического отдела 7, затем Иван Андреевич Дорожкин (июнь 1960 — январь 1963). В дальнейшем ОТБ из структуры и штатного расписания отдела исключено.
 
В 1965 г. в отделе числилось 40 сотрудников. В лаборатории 161 работали: групповые инженеры Ю.Д. Августов и А.В. Носов, старший научный сотрудник М.С. Тихонова, старшие инженеры В.Н. Азаров, А.М. Волчек, А.М. Глейх, И.Д. Ключенкова, Л.И. Макаренкова, младший научный сотрудник В.В. Пруслин, инженеры Л.Л. Бокхаус, В.Н. Марагаева, Л.А. Носенко, М.С. Фомичева и другие (всего 26 человек). В КБ работали: групповые инженеры-конструкторы В.В. Дегтярев и В.П. Ильин, старшие инженеры-конструкторы Н.А. Бородина, В.Ф. Денисов, В.И. Лазутина, Л.Л. Лайчук, И.С. Ревенкова, инженер-конструктор Г.И. Карпухина и другие (всего 12 человек).
 
За время своего существования отдел 16 разработал первые конструкции промышленной аппаратуры из поливинилхлорида. Определены области применения этой аппаратуры, созданы нормативно-технические материалы, что обеспечило широкое внедрение этих разработок в химико-технологические процессы. Разработаны технология и конструктивные решения химической аппаратуры из высокопрочных и химически стойких стеклопластиков и стеклопластиков в сочетании с термопластами. Головные образцы изготовлены заводом стеклопластиков в г. Северодонецке. Разработанная технология защиты сосудов и аппаратов порошковым полиэтиленом успешно внедряется на заводе «Коростеньхиммаш». Разработана технология изготовления уплотнений на основе фторопласта-4 с наполнителями, благодаря чему стало возможным создание нового класса компрессорных машин на давление до 200 атм, работающих без смазки, холодильно-газовых машин и другого оборудования (ведущий исполнитель М.С. Тихонова).
 
По разработанной в отделе технологии получения беспористых графитов путем пропитки фенолформальдегидной смолой, а также благодаря конструктивным разработкам и нормалям впервые в СССР создана теплообменная, реакторная и колонная аппаратура из графита. На Новочеркасском электродном заводе освоено 112 типоразмеров теплообменников (блочных, кожухоблочных, трубчатых, оросительных). За достигнутые успехи в области создания графитовой аппаратуры в СССР НИИхиммаш и Новочеркасский электродный завод награждены ВДНХ дипломами 1-й степени, а участники работ — золотыми, серебряными и бронзовыми медалями (от НИИхиммаша — П.А. Афанасьев, В.Г. Ильин, Ю.М. Виноградов, Н.А. Ключенкова, А.В. Горяинова, В.И. Лазутина, М.И. Лазукова, С.И. Сухов). 
В отделе на основе НИР и ОКР создана также технология производства изделий из технических ситаллов и шлако-ситаллов.
 
В соответствии с утвержденной новой структурой института отдел 16 в марте 1969 г. преобразован в лабораторию исследования и внедрения неметаллических материалов (с конструкторской группой) 124 в составе отдела 12. 

Глава 3

Работы в области технологии химического машиностроения

     Технологический отдел (с 1949 г. — отдел 7), как самостоятельное подразделение, существовал с 1946 по 1962 г. До 1955 г. начальником отдела был Д.В. Быков, с 1955 по 1957 г. обязанности начальника отдела временно исполнял Б.Н. Шевелкин, а с 1957 по 1962 г. начальником отдела — Б. А. Галицкий. Заместитель начальника отдела с апреля 1952 г. работал Георгий Александрович Невроцкий; в феврале 1954 г. он ушел из института на педагогическую работу. С этого времени должность заместителя начальника отдела 7 была ликвидирована.
 
До организации в отделе сварочной лаборатории консультантом по сварке работал (по совместительству) кандидат технических наук Николай Никифорович Прохоров (февраль 1947 — июнь 1949).
 
В конце 40-х — начале 50-х годов в отделе образованы: Лаборатория холодной обработки металлов 31, Электроискровая лаборатория 51 и Лаборатория обработки давлением (в документах она встречается также под названием Котельно-штамповочная лаборатория) 53, а также Конструкторское бюро, Технологическое бюро и Бюро материальных нормативов.
 
Лаборатория 31 с сентября 1949 г. до ее ликвидации в 1953 г. возглавлял кандидат технических наук Петр Терентьевич Дмитриев, после чего был назначен начальником лаборатории сварки 52.
 
Электроискровая лаборатория 51 после ликвидации лаборатории 31 приняла на себя часть ее функций и с апреля 1954 г. стала называться «Лаборатория резания и электроискровая». Руководителем лаборатории 51 работал Алексей Владимирович Носов (февраль 1949 — сентябрь 1955).
 
В сентябре 1955 г. лаборатория 51 присоединена к лаборатории 52; руководителем новой лаборатории сварки 52 назначен П.Т. Дмитриев, который на основании решения конкурсной комиссии в марте 1960 г. переведен на должность группового инженера. Начальником лаборатории 52 вместо него назначен Владимир Александрович Торопов (март 1960 — апрель 1964). В связи с избранием по конкурсу на должность доцента ВТИ им. Дзержинского, П.Т. Дмитриев в апреле 1964 г. из института уволился.
 
Руководителем котельно-штамповочной лаборатории 53 с сентября 1953 г. работал Б.Н. Шевелкин. Временно исполняя обязанности начальника отдела (с мая 1955 до августа 1957 г.), Б.Н. Шевелкин оставался начальником лаборатории 53.
 
Начальником КБ отдела с ноября 1949 г. работал Александр Алексеевич Провалович, который при переводе части сотрудников института во вновь организованный НИКИЭТ в июле 1953 г. откомандирован туда на постоянную работу. После его ухода КБ вошло в состав Технологического бюро.
 
Технологическое бюро с октября 1948 г. возглавлял Александр Борисович Корона. В марте 1954 г. он был переведен на должность исполняющего обязанности старшего научного сотрудника. В мае 1954 г. начальником Технологического бюро назначен Герман Ильич Довженко. Он проработал в этой должности недолго — в сентябре 1955 г. был откомандирован в распоряжение Государственного Комитета Совета Министров СССР по новой технике. Временно (до августа 1957 г.) обязанности начальника Технологического бюро исполнял старший, а затем групповой инженер этого бюро Георгий Алексеевич Желтиков. С августа 1957 по февраль 1962 г. начальником Технологического бюро работал Михаил Матвеевич Абелев, прибывший в институт из ликвидированного Министерства Машиностроения СССР.
 
Начальником Бюро материальных нормативов с июля 1951 г. работал Иван Васильевич Васильев (на трехдневной неделе, будучи аспирантом). В конце 1953 г. Бюро материальных нормативов ликвидировали, и он перешел в отдел 12, где возглавил Лабораторию трения и смазок 50 (см. ниже).
 
Свою трудовую деятельность в НИИхиммаше начинал с работы в отделе 7 Алексей Васильевич Плейкин. В июне 1951 г. он зачислен в Технологическое бюро на должность инженера и проработал там до января 1954 г., когда был избран освобожденным председателем Завкома. В отдел 7 он больше не вернулся.
 
В годы четвертой пятилетки (1946-1950) одним из этапов проводимой институтом большой комплексной работы по нормализации деталей химической аппаратуры явилась «Разработка типовой технологии штамповки фланцев» (руководитель темы А.Н. Голованов), в которой предусматривался перевод на штамповку нормализованных фланцев, что снизило трудоемкость на 70-80%, уменьшило расход металла на 20-30% и дало экономию 700 тыс. рублей в год. «Разработка технологических процессов сварки новых марок нержавеющих сталей» (руководители темы В.Д. Быков, Н.Н. Прохоров и Ф.Б. Сломянская) нашла широкое применение в различных отраслях народного хозяйства, позволила заводам отрасли в 1948 г. выполнить важное правительственное задание, успешно решить вопрос о перевооружении ряда технических производств и дать значительную экономическую эффективность. Разработанная институтом газовая сварка сплава 875 больших толщин (руководитель темы М.В. Катарэу) внедрена на заводе «Платиноприбор» и позволила успешно выполнить правительственное задание. Внедрение на заводах отрасли «Исследование ручной сварки двухслойной стали суммарной толщиной 8 мм с покрытием из стали Я1Т» (руководитель темы В.Д. Быков) позволило заменить нержавеющую сталь менее дорогостоящей двухслойной сталью и снизило затраты при изготовлении аппаратуры в 2,5 раза.
 
В заводской газете «Трудовая доблесть» ( 35 от 7 ноября 1947 г.) начальник отдела В.Д. Быков, рапортуя о выполнении предпраздничных обязательств, писал, в частности: «По теме «Применение в компрессоростроении литых чугунных коленчатых валов вместо стальных кованых» была проведена большая экспериментальная работа, разработана рабочая технология производства литых чугунных коленчатых валов, изготовлены отвечающие техническим условиям коленчатые валы, один из которых монтируется на компрессоре для эксплуатационного испытания под нагрузкой… По теме «Типизация изготовления деталей поршневых компрессоров» разработана и выдана заводам типовая технология на коленчатые валы и поршневые кольца. По теме «Подбор нормалей технологических приспособлений» разработан оригинальный комплексный справочник по конструированию и применению специальных приспособлений для металлорежущих станков, включающий в себя специальный классификатор, типовые узлы и типовые детали приспособлений, расчеты и различный справочный материал. Завершен и еще ряд тем и выполнены внеплановые работы большого значения… Среди сотрудников нашего отдела, работающих над этими темами, лучших успехов достигли старшие инженеры В.М. Николаев, М.В. Катарэу, А.Б. Корона, инженер Н.Г. Кокус, канд. техн. наук В. Б. Гокун, чертежник-конструктор В. Е. Игумнова».
 
В феврале 1962 г. отделы 7 и 11 объединены в один отдел 8. 
 
Лаборатория гальваностегии создана в октябре 1943 г. в составе Коррозионного отдела. С самого начала ее руководителем был Михаил Ильич Морхов. При организации Отдела металлопокрытий (октябрь 1945 г.) лаборатория гальваностегии передана этому отделу. В 1949 г. лаборатории присвоен 45.
 
Лаборатория термохимических покрытий (с 1949 г. — лаборатория 46) образована в октябре 1945 г. Ее руководителем стала Мария Исааковна Зильберфарб, перешедшая из Отдела коррозии, где она некоторое время возглавляла лабораторию коррозии.
 
Опытное производство с 1945 по 1960 г. возглавлял Владимир Михайлович Семин. 
  
В январе 1948 г. в отделе организовано КБ по разработке оборудования для электролитической обработки поверхности металлов в металлургическом производстве. Начальником КБ назначен Николай Павлович Бохан, которого в феврале 1950 г. сменил Николай Иванович Новожилов. Николай Иванович работал руководителем конструкторской группы специальных и агрегатных станков института «Оргмашприбор» ММиП. В порядке перевода он перешел в НИИхиммаш и с сентября 1948 г. зачислен в Конструкторский отдел (с 1949 г. — отдел 9) на должность старшего конструктора. В феврале 1950 г. Н.И. Новожилов переведен в отдел 13 и назначен начальником КБ, где работал до сентября 1956 г., когда был назначен начальником отдел 15 (см. главу 2). За разработку важных объектов Н.И. Новожилов в 1953 г. награжден орденом «Трудового Красного Знамени».
 
За время пребывания в НИИхиммаше Отдел металлопокрытий выполнил ряд важных для народного хозяйства работ.
 
В работе «Цинкование в цинкатных (нецианистых) электролитах» (руководитель темы доктор технических наук Т.Н. Кудрявцев) разработан технологический процесс цинкования без применения ядовитых веществ. Работа защищена авторским свидетельством на изобретение 70645. Внедрение ее на ряде производств оборонного значения и на Уральском компрессорном заводе значительно улучшило условия труда и дало значительную экономическую эффективность в результате замены дорогих химикатов более дешевыми. Разработан новый технологический процесс никелирования химической аппаратуры толстыми слоями (руководитель темы М.И. Зильберфарб), выявлен способ покрытия внутренних каналов трубок и разработаны методы контроля. Внедрение работы на заводах им. Фрунзе, «Большевик», «Уралхиммаш», Московском электролизном заводе позволило обеспечить прочное никелевое покрытие со сталью, а также возможность исправления брака. Институтом разработаны стандартные методы контроля толщины и пористости гальванических покрытий ( руководитель темы М.И. Зильберфарб), дано теоретическое обоснование процесса выявления пор в покрытиях. Работа защищена авторскими свидетельствами на изобретения 68833 и 68872. Внедрение работы в производство снизило затраты на реактивы на 75%. В работе «Золочение» (руководители темы П.Т. Кудрявцев, М.И. Морхов) выявлена защитная способность гальванических и огневых золотых покрытий, выбрана технология золочения и толщины покрытий обрамления звезд Московского Кремля. Работа нашла применение в оборонной и часовой промышленности, повысив коррозионную стойкость покрытий и уменьшив расход золота. Разработанный институтом упрощенный технологический процесс термохромирования (руководитель темы М.И. Зильберфарб) позволил использовать промышленные электропечи камерного типа, повысил механическую прочность, коррозионную стойкость и жаропрочность изделий, внедрен на предприятиях оборонной, автомобильной и текстильной промышленности. В работе «Электролитическое свинцевание» (руководитель темы ккандидат химических наук П.П. Беляев) разработаны новые способы покрытия в кислых и щелочных электролитах и методы контроля толщины и пористости свинцовых покрытий. Внедрение работы совместно с Институтом химических источников тока на заводах Министерства электротехнической промышленности дало значительную экономию цветного металла и уменьшило толщину покрытий в 4-6 раз. Разработка и внедрение на заводах автомобильной промышленности никелирования без наложения тока (руководители темы П.П. Беляев и М.И. Зильберфарб) позволили никелировать профилированные изделия, не поддающиеся электролитическому покрытию.
 
В августе 1960 г. Отдел металлопокрытий передан в ведение ВНИИметмаша. Туда же в октябре 1950 г. переведены начальник отдела П.П. Беляев и лаборатория 46 вместе с ее руководителем М.И. Зильберфарб.
     Начальник отдела — кандидат химических наук П.П. Поляков в 1945 г. имел в своем составе лабораторию гальваностегии, лабораторию термохимических покрытий и опытное производство на базе гальванического цеха ЭЗ.
 
Лаборатория гальваностегии создана в октябре 1943 г. в составе Коррозионного отдела. С самого начала ее руководителем был Михаил Ильич Морхов. При организации Отдела металлопокрытий (октябрь 1945 г.) лаборатория гальваностегии передана этому отделу. В 1949 г. лаборатории присвоен 45.
 
Лаборатория термохимических покрытий (с 1949 г. — лаборатория 46) образована в октябре 1945 г. Ее руководителем стала Мария Исааковна Зильберфарб, перешедшая из Отдела коррозии, где она некоторое время возглавляла лабораторию коррозии.
 
Опытное производство с 1945 по 1960 г. возглавлял Владимир Михайлович Семин. 
  
В январе 1948 г. в отделе организовано КБ по разработке оборудования для электролитической обработки поверхности металлов в металлургическом производстве. Начальником КБ назначен Николай Павлович Бохан, которого в феврале 1950 г. сменил Николай Иванович Новожилов. Николай Иванович работал руководителем конструкторской группы специальных и агрегатных станков института «Оргмашприбор» ММиП. В порядке перевода он перешел в НИИхиммаш и с сентября 1948 г. зачислен в Конструкторский отдел (с 1949 г. — отдел 9) на должность старшего конструктора. В феврале 1950 г. Н.И. Новожилов переведен в отдел 13 и назначен начальником КБ, где работал до сентября 1956 г., когда был назначен начальником отдел 15 (см. главу 2). За разработку важных объектов Н.И. Новожилов в 1953 г. награжден орденом «Трудового Красного Знамени».
 
За время пребывания в НИИхиммаше Отдел металлопокрытий выполнил ряд важных для народного хозяйства работ.
 
В работе «Цинкование в цинкатных (нецианистых) электролитах» (руководитель темы доктор технических наук Т.Н. Кудрявцев) разработан технологический процесс цинкования без применения ядовитых веществ. Работа защищена авторским свидетельством на изобретение 70645. Внедрение ее на ряде производств оборонного значения и на Уральском компрессорном заводе значительно улучшило условия труда и дало значительную экономическую эффективность в результате замены дорогих химикатов более дешевыми. Разработан новый технологический процесс никелирования химической аппаратуры толстыми слоями (руководитель темы М.И. Зильберфарб), выявлен способ покрытия внутренних каналов трубок и разработаны методы контроля. Внедрение работы на заводах им. Фрунзе, «Большевик», «Уралхиммаш», Московском электролизном заводе позволило обеспечить прочное никелевое покрытие со сталью, а также возможность исправления брака. Институтом разработаны стандартные методы контроля толщины и пористости гальванических покрытий ( руководитель темы М.И. Зильберфарб), дано теоретическое обоснование процесса выявления пор в покрытиях. Работа защищена авторскими свидетельствами на изобретения 68833 и 68872. Внедрение работы в производство снизило затраты на реактивы на 75%. В работе «Золочение» (руководители темы П.Т. Кудрявцев, М.И. Морхов) выявлена защитная способность гальванических и огневых золотых покрытий, выбрана технология золочения и толщины покрытий обрамления звезд Московского Кремля. Работа нашла применение в оборонной и часовой промышленности, повысив коррозионную стойкость покрытий и уменьшив расход золота. Разработанный институтом упрощенный технологический процесс термохромирования (руководитель темы М.И. Зильберфарб) позволил использовать промышленные электропечи камерного типа, повысил механическую прочность, коррозионную стойкость и жаропрочность изделий, внедрен на предприятиях оборонной, автомобильной и текстильной промышленности. В работе «Электролитическое свинцевание» (руководитель темы ккандидат химических наук П.П. Беляев) разработаны новые способы покрытия в кислых и щелочных электролитах и методы контроля толщины и пористости свинцовых покрытий. Внедрение работы совместно с Институтом химических источников тока на заводах Министерства электротехнической промышленности дало значительную экономию цветного металла и уменьшило толщину покрытий в 4-6 раз. Разработка и внедрение на заводах автомобильной промышленности никелирования без наложения тока (руководители темы П.П. Беляев и М.И. Зильберфарб) позволили никелировать профилированные изделия, не поддающиеся электролитическому покрытию.
 
В августе 1960 г. Отдел металлопокрытий передан в ведение ВНИИметмаша. Туда же в октябре 1950 г. переведены начальник отдела П.П. Беляев и лаборатория 46 вместе с ее руководителем М.И. Зильберфарб.

Глава 6

Вклад института в создание атомной техники

     К концу 1945 г. НИИхиммаш не только вырос численно, но и приобрел авторитет как солидное высококвалифицированное научное учреждение. Этим можно объяснить тот факт, что когда перед страной встал вопрос о создании собственной атомной бомбы, правительство привлекло к решению этой проблемы и НИИхиммаш. По постановлению правительства от 28 января 1946 г. в институте был создан специальный конструкторский сектор под кодовым названием «Гидросектор», которому было поручено разработать конструкцию промышленного атомного реактора (по терминологии того времени — уранового котла).
 
К созданию этого проекта была привлечена изрядная часть конструкторских сил НИИхиммаша. Было образовано пять групп, во главе которых стояли Павел Антонович Деленс, Василь Васильевич Рылин, Виктор Валентинович Вазингер, Борис Васильевич Флоринский и Михаил Петрович Сергеев. Николая Антоновича Доллежаля правительство назначило главным конструктором реактора. 
Параллельно с НИИхиммашем проект промышленного ядерного реактора разрабатывала группа ленинградских конструкторов. Это было разумно: привлечение двух коллективов исключало монополизм, давало возможность выбора. И такой выбор должна была сделать высокая комиссия в середине марта 1946 г.
 
НИИхиммаш предложил вертикальную схему реактора (кстати, это предложение сделал лично Н.А. Доллежаль), которая снимала многие вопросы. И прежде всего — о деформации конструктивных элементов при нагреве. «Ленинградский» вариант был выполнен по горизонтальной схеме и выглядел принципиально слабее. Преимущества вертикальной схемы оценили все члены комиссии. Эскизный проект НИИхиммаша признали вполне приемлемым для дальнейшей проработки и создания на его основе крупного промышленного реактора.
 
Сроки разработки, установленные правительством, были весьма жесткие: к августу 1946 г. институт должен был разработать чертежи технического проекта и рабочие чертежи основных деталей. Николай Антонович рассказывает: «Трудились мы, не щадя себя, не считаясь со временем. Сложностей хватало… Не было, например, стопроцентной ясности с радиацией — сколь велика ее угроза, как обеспечить надежную защиту от нее… Каждые три-четыре дня в институт заезжал Игорь Васильевич Курчатов. Интересовался продвижением чертежных работ, ходом экспериментов. А ставить эксперименты мы начали вскоре же после мартовского заседания комиссии, открывшей зеленый свет нашему проекту. При этом частенько приходилось пускаться на всякого рода выдумки. Для опробования надежности вертикального канала, замера его гидравлических характеристик использовали одну из лифтовых шахт в главном корпусе института. Импровизация оказалась удачной: получился полномасштабный стенд. А подвал здания приспособили для проверки системы разгрузочных устройств. И приспособили, надо сказать, вполне успешно. Почти все узлы для натурных испытаний изготавливались на нашем экспериментальном заводе… Проект реактора, включая все важнейшие проверки его узлов, мы закончили в июле 1946 г.»
 
Решение правительства о начале сооружения промышленного реактора вышло в августе. Плутониевое производство, сердцем которого являлся атомный реактор, создавалось на Урале в географической точке, определяемой кодовым адресом «Челябинск-40» (ныне — комбинат «Маяк»). Там строился безымянный «Атомград», на площадке около него должны были вырасти здания плутониевого завода.
 
В январе 1947 г. котлован для первого промышленного реактора был уже отрыт. Ставились фундаменты производственного корпуса, лабораторий, служебных помещений. На заводе в Горьком по чертежам НИИхиммаша изготовлялись элементы и узлы реактора. Ровно через год на строительной площадке под руководством сотрудника НИИхиммаша Василия Федоровича Гусева начался монтаж оборудования. Почти пять месяцев в «Атомграде» находился Н.А. Доллежаль, решая возникающие технические и другие вопросы. Много времени на промплощадке провели также П.А. Деленс, Б.Н. Борисоглебский и другие специалисты НИИхиммаша. В мае 1948 г. работы были закончены. Началась загрузка урановых блоков, а к началу июня первый на континенте промышленный атомный реактор достиг критичности и стал медленно, но верно производить столь нужный для обороны страны плутоний.
 
Но плутоний, который образуется в весьма небольшом количестве (1-2%), необходимо еще извлечь из облученных нейтронами урановых блочков. А это далеко не простое дело. В процессе работы ядерного реактора образуется не только плутоний, но и множество других радиоактивных элементов («осколков»). Одни из них короткоживущие, другие с весьма большим периодом полураспада. Таким образом, урановые блочки после пребывания в ядерном реакторе состоят из трех компонентов: образовавшегося плутония, непрореагировавшего урана и целой гаммы радиоактивных «осколков». Все эти три компонента необходимо выделить отдельно: плутоний направляется по назначению, регенерированный уран поступает на изготовление новых блочков, а радиоактивные «осколки» захораниваются. Для отделения плутония от урана и их очистки на площадке около «Атомграда» был построен соответствующий завод. Химическую аппаратуру для него разрабатывала большая группа сотрудников НИИхиммаша, которую возглавлял заместитель директора института И.И. Саламатов (с февраля 1946 г.). 
А.Н. Чистякова (отдел 02) и Д.Е. Шкоропад (отдел 04) вспоминают. «Конструкторы наших и других отделов института в первом полугодии 1949 г. выполняли рабочие чертежи изделий по техническому проекту, разработанному отделом 9. Проект носил кодовое название «П». КБ центрифуг разрабатывало, в основном, малые емкости (примерно 1-3 дм3), футерованные сплавами марки К1,К2 и К3. Как потом выяснилось (судя по плотности), это были серебро, золото и платина. Массу футеровки необходимо было считать до четвертого знака после запятой, и это все на арифмометре! Работали по 12 часов в день без выходных, в воскресенье — по 8 часов. Один раз в две недели предоставлялся банный день. Работали с большим энтузиазмом, в день выдавали до 4 листов деталировок. Работа на всех уровнях организована была идеально. Ватманы передавались в копирбюро, и через несколько часов кальки возвращались к конструктору; сверенные кальки передавались на подпись И.И. Саламатову; от него они поступали в светокопию, а оттуда — в отдел 9 на упаковку. У подъезда ждала автомашина, на которой чертежи направлялись на аэродром, где уже был готов к вылету самолет. Все было расписано по часам и минутам. Самолет вез чертежи на завод-изготовитель. Нет сомнения, что и там все было расписано по часам…». По мнению Д.Е. Шкоропада, с учетом полученной им информации в «Челябинске-40», плутоний для первой советской атомной бомбы был получен на разработанной в НИИхиммаше малогабаритной аппаратуре, футерованной драгоценными металлами. Несколько позже эта аппаратура была заменена на аппараты из нержавеющих сталей, когда уже были накоплены знания и опыт как в части ядерной безопасности, так и в части коррозионной стойкости сталей в радиоактивных средах.
 
Для плутониевого завода Б.Н. Борисоглебский с группой конструкторов разработал вакуум-фильтр оригинальной конструкции для отделения соли регенерированного урана от маточного раствора. Фильтр много лет успешно работал на указанном заводе и только в конце 50-х годов при строительстве новых объектов был заменен на более эффективную центрифугу АФОН-1200, разработанную в отделе 4 НИИхиммаша по авторскому свидетельству Б.Н. Борисоглебского, В.В. Дюкина и Д.Е. Шкоропада. Партию центрифуг АФОН-1200 изготовил Сумский завод им. М.В. Фрунзе.
 
Окончательная цель огромного комплекса работ, выполненных НИИхиммашем, его Ленинградским филиалом и множеством других организаций, была достигнута 29 августа 1949 г., когда на испытательном полигоне грянул взрыв первой советской атомной бомбы.
 
Правительство исключительно высоко оценило вклад всех, кто был причастен к созданию атомного оружия. Н.А. Доллежалю было присвоено звание Героя Социалистического Труда, вручен орден Ленина, присуждена Сталинская премия. Звание лауреата Сталинской премии было присвоено также П.И. Алещенкову, Б.Н. Борисоглебскому, В.В. Вазингеру, П.А. Деленсу, В.В. Рылину, И.И. Саламатову, М.П. Сергееву, В.И. Столярову (Ленфилиал), Б.В. Флоринскому; все они были награждены орденами: П.А. Деленс — орденом Ленина, остальные — орденом Трудового Красного Знамени. Для первых лауреатов Сталинской премии были и такие формы награды: право на обучение своих детей в любых учебных заведениях СССР за счет государства, а также право (пожизненно для них и их жен, а до совершеннолетия — для их детей) на бесплатный проезд железнодорожным, водным и воздушным транспортом в пределах СССР. Право это через несколько лет отменили. 
      В конце 1949 года Правительство приняло решение о создании в СССР первой атомной электростанции. Представить свои эскизные проекты было предложено НИИхиммашу, Институту физических проблем (руководитель А.П. Александров) и группе А.И. Ляйпунского из Физико-энергетического института (тогда еще носившего статус лаборатории).
 
Технический совет Министерства среднего машиностроения, в состав которого входил И.В. Курчатов, собрался в начале 1950 г. Рассматривал он два проекта: НИИхиммаша и Института физических проблем (ИФП). Группа А.И. Лейпунского со своей разработкой (реактор на быстрых нейтронах с жидкометаллическим теплоносителем) к сроку не управилась. Главной особенностью реактора ИФП был газообразный теплоноситель. Техсовет отдал предпочтение конструкции НИИхиммаша (реактор на медленных нейтронах, с графитовым замедлителем и водяным теплоносителем). Разработку реактора для первой в мире атомной электростанции возложили на НИИхиммаш.
 
Мощность станции планировалась 5000 кВт. Цифра эта возникла отчасти благодаря случаю. В то время имелся турбогенератор такой мощности. Его списали с МОГЭСа и переправили в строящийся городок Обнинск, где создавался Физико-энергетический институт. Именно там и решили соорудить первую атомную электростанцию.
 
В НИИхиммаше снова возникла специальная группа под названием СКБ-5, которую возглавил Н.А. Доллежаль. В составе СКБ-5 было два сектора — конструкторский и экспериментальный. Конструкторский сектор имел 6 конструкторских отделов: по агрегатам первого типа (начальник М.П. Сергеев), по агрегатам второго типа (начальник П.А. Деленс), по вспомогательной аппаратуре (начальник Б.Н. Борисоглебский), по вспомогательным машинам (начальник В.А. Румянцев), по приборам (начальник В.В. Вазингер), по машиностроительной технологии (начальник Д.В. Быков); В.В. Рылин и П.И. Алещенков были руководителями групп. В экспериментальном секторе имелась лаборатория, которую возглавлял Б.В. Флоринский.
 
Николай Антонович вспоминает: «Реактор задумывался по хорошо зарекомендовавшей себя вертикальной схеме. Только вместо урановых стержней конструкция предусматривала урановые тепловыделяющие элементы — твэлы. В чем была разница между ними? Стержень вода обтекала снаружи. Твэл же представлял собой двустенную трубку. Между стенками располагался обогащенный уран, а по внутреннему каналу протекала вода. Расчеты показывали, что при такой конструкции нагреть ее до нужных температур намного проще… Из эскизных чертежей вырисовывался следующий облик реактора. В средней части цилиндрического корпуса диаметром более полутора метров находилась активная зона — графитовая кладка высотой около 170 см, пронизанная каналами. Одни из них предназначались для твэлов. Другие для различных стержней: поглощающих избыточные нейтроны, автоматически поддерживающих реакцию на заданном уровне, обеспечивающих аварийную защиту. Это и дало название типу реактора — канальный… В 1951 г., когда вовсю шли чертежно-конструкторские работы, а экспериментам еще не было видно конца, строительство первой в мире атомной электростанции уже началось… Все рабочие чертежи были готовы в 1952 г. Но еще продолжались эксперименты, испытания отдельных узлов. А на стройке уже начался монтаж оборудования, требовавшего нашего внимания. Руководить монтажом снова выпало Василию Федоровичу Гусеву».
 
Первая в мире АЭС стала под нагрузку 27 июля 1954 года, а 13 октября 1954 г. принята в эксплуатацию. 
В конце 1952 г. вышло Постановление о создании Научно-исследовательского института энергетической техники (НИКИЭТ) с правом взять из НИИхиммаша сотрудников, имеющих опыт в конструировании атомной техники. Отобранные специалисты были откомандированы в НИКИЭТ 15 июля 1953 г. Директором и Главным конструктором НИКИЭТа назначался Н.А. Доллежаль.
 
В середине 1952 г. Правительство приняло решение о создании боевых подводных лодок с атомной силовой установкой. Научным руководителем этой программы назначили А.П. Александрова, его заместителем Д.И. Блохинцева и главным конструктором силовой установки — Н.А. Доллежаля. Тщательные расчеты показали, что наиболее подходящим «транспортным» реактором является водо-водяной реактор корпусного типа. Водо-водяной — значит имеющий и замедлителем и теплоносителем обыкновенную воду. «Следовательно, — писал Николай Антонович — твэлами у него должны быть не трубки, а стержни, погруженные в сосуд с водой. И поскольку корпусу сосуда в этом случае принадлежала важная конструкционная роль, реактор именуется корпусным».
 
В последние месяцы 1952 г. — первом полугодии 1953 г. тот же творческий коллектив НИИхиммаша, который создал реактор для первой АЭС, разработал «транспортный» реактор для энергетической установки подводной лодки.
 
«Завершив в намеченные сроки расчеты и чертежи, мы перешли к экспериментированию. В частности, изготовили в натуральную величину деревянный макет силовой установки и корабельных помещений, в которых она располагалась. Когда это сооружение появилось в модельном складе Экспериментального завода НИИхиммаша, была приглашена комиссия от моряков-подводников… Они основательно проверили, насколько удобно будет экипажу обслуживать технику. Высказали несколько замечаний…, но в целом дали положительную оценку компоновке механизмов»…
 
Первый атомоход, получивший имя «Ленинский комсомол», вступил в строй в 1958 г. 
После перевода в НИКИЭТ сотрудников, занимавшихся разработкой атомных реакторов, НИИхиммаш к этой тематике больше не возвращался.